Как я стал боевым магом

Размер шрифта: - +

Глава 11

Выписали меня через две недели, а потом, как обещали, вручили бумажки и отправили по указанному незнакомому адресу. В пояснениях значилось, что это мой новый дом.

Вещей у меня было немного, на курсы переподготовки я приезжал с одной лишь сумкой. Пришлось приобрести еще одну под казенное имущество, которым я успел обзавестись. Многое было полезным, например, спальный мешок и зимний бушлат. Раньше теплые вещи делали на вате, сейчас использовали легкий синтепон в качестве утеплителя. Вещи не тяжелые, но крайне практичные. В свет, конечно, в таких не выйдешь, а вот в быту могут пригодиться.

Уезжал на такси. Поездка обошлась дороговато, зато не ждал разбитого рейсового автобуса, который ходил раз в два часа.

Со слов водителя, проезжали сейчас Ноябрьский район Новониколаевска. Ольха с нескрываемым любопытством таращилась в окно, Оксана шкрябала пальцем по планшету. Домовой, насупившись, сидел между девочками.

Машина сильно качнулась, остановившись на светофоре.

— Я тут давеча новое слово узнал, — начал старик. — Лох называется. Точь-в-точь про тебя.

— Дед Семен! — возмутился я при таком обращении.

— Я ужо сто веков дед Семен! Тебя тот опричник как слепого кутенка облапошил. Стал бы он с убийцей лясы точить, как же. Он бы тебя сначала в яму посадил, да попытал малость. Тут же речи только пужливые, да сладкие. Ты тоже хорош, уши развесил.

— Откуда мне знать, что там происходит?

— А голова на что? Репу пареную толочь? Хоть бы малость подумал. Хорошо, хоть дите пристроить додумался спросить. Этот же боярам ровня, скажет слово кому надо, и порядок.

— Есть в нем что-то странное. Тебе бы посмотреть, а потом ругать.

Машина снова тронулась, а водитель бросил взгляд через плечо, хмыкнул и проговорил:

— Забавный у тебя фантом. Говорит по-настоящему, не отличить.

— Это фантомная аватарка на голосовом мессенджере, — буркнул я в ответ. — Там умный дед говорит, а здесь его аватарка балаболит.

— Что-то слышал такое, закрытая бета-версия пока только есть, — снова хмыкнул водитель. — Как в серию пойдут, обязательно возьму для жены и детей.

Дед еще больше насупился, но промолчал. Сравнение с балаболящим аппаратом ему не понравилось, потом он прищурился и хитро улыбнулся, замыслив какую-то гадость.

— Сдается мне, что жив-здоров тот стрелок, — продолжил все же домовой.

— Ты думаешь?

— А как же. Решили тебя к делу пристроить. Для этого им нужно было пужнуть, Оксану пострелять. Мол, не пойдешь с нами, следующая пуля ровнее ляжет. А ты, такой дурень, сам девицу от пули грудью защитил. Серебра, меж тем, там совсем малость было, иначе бы она рассыпалась сразу. Стрелок тоже хорош, рука оторвана, кровина хлещет, криком диким заливается. А опричник не глупец, он сразу сие себе на пользу сподобил. Руку-то ему отрастят по новой, сейчас чародеи-целители хорошие есть, особенно на государевой службе.

— Дед, не хочу тебя разочаровывать, но последнего царя давно расстреляли, сейчас избранный народом президент у власти.

— А по мне так все едино. Раз он правит государством, значит государь, а умных на княжение и раньше всем городом звали. Не ново это.

Я замолчал. По сути, нет разницы, как называть власть, главное, чтоб хуже от этого не было.

— Вот он нам кнут и показал, сказал, что в темнице тебя со свету сживут без его помощи. Сейчас едем пряник смотреть. Ежели хоромы хорошие, то можно и подумать над службой по чести и совести.

Я скривился.

— Дед, ты давно такой бесстрашный стал? То ко мне в услужение просился, а теперь как барин.

— А я что? Я токма добра тебе желаю, — насупился домовой.

Дальше ехали молча. Мимо мелькал Новониколаевск. За мокрыми от осенней мороси стеклами пролетали картины незнакомых улиц. Серые здания советской эпохи перемежались с новостройками, украшенными витринами магазинов, казавшимися яркими кляксами посреди типового однообразия.

Город почти не имел старинных строений. Возникнув незадолго до революции, он стал транспортным узлом на пересечении железной дороги, тянущейся с запада на восток, и судоходной реки Топь. В годы Великой Отечественной в Новониколаевск было эвакуировано много фабрик и заводов вместе с рабочими. После победы далеко не все труженики горели желанием вернуться из нетронутого бомбежками и боями сибирского города в пострадавшие порой до состояния пепелищ и руин западные регионы страны. В итоге через некоторое время на сибирских равнинах вспыхнул яркой звездой мегаполис с полуторамиллионным населением.

Машина объехала пробки по переулкам и выскочила на Галечную магистраль, а вскоре свернула к ощетинившемуся шпилями новостроек жилому массиву. Говорят, здесь раньше был воинский гарнизон. Но части передислоцировали, а территорию застроили. Казармы либо пустили под бульдозер, либо приспособили под нужды мирного населения. Снесли и замшелый частный сектор, мозоливший глаза всем кому ни попадя почти в центре города.

Машина пару раз подпрыгнула на «лежачих полицейских» и подъехала к десятиэтажке, ютившейся среди тех самых редкостных в своей старине кирпичных трехэтажек, доставшихся городу в наследство еще с царских времен. Улица, на которой стоял дом вместе с подобными ему, в честь былых заслуг сохранила гордое название Военный городок.



Игорь Осипов

Отредактировано: 04.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться