Как женили племянника

Размер шрифта: - +

16

***

 

Утром Валериан удивился. Неужели Софья вообще не спала? Иначе непонятно, когда она успела собраться. Во дворе стояла повозка, груженая вещами. Позади на привязи переступала с ноги на ногу лошадь Софьи. На кухне испуганно жались друг к другу три деревенские девушки, нанятые в сопровождающие. Сама Софья носилась по дому, отдавая последние указания по хозяйству. За ней хвостиком ходил Тодор. Валериан двинулся было к жене, но тут во двор въехали два вооруженных всадника, явно охрана, и вкатилась карета, из нее выпрыгнул довольный Себастиан и перехватил у Валериана Софью:

– Вот, госпожа, нашел охрану и смог достать карету.

Валериан озадачился, что за плату пообещал охране Себастиан, и, главное, у кого и как он выдурил или выбил такую роскошь, как карета. Софья меж тем оглядела карету с пристрастием, кивнула и повернулась к мужу:

– Я готова в путь!

 

Валериан постеснялся обнять ее при всех, повел в конюшни «прощаться с Эльютом», благо тот заржал обеспокоенно. И там расцеловал.

 

А потом стоял и растерянно наблюдал, как Софья усаживается, зовет к себе в карету одну из девушек.

Из дома выбежал Тодор, размахивая туфельками с разными каблуками:

– Забыла!

Софья прижала их к груди. Дверца захлопнулась, и процессия тронулась. Последнее, что видел Валериан – роскошный хвост софьиной лошади, идущей за повозкой.

 

Все. Уехала.

Валериан оттягивал отъезд как мог: пускай у Софьи будет побольше времени. Затеял даже возвращение костюма портному. Но вот и они выехали. Миновали лес. Поворот к постоялому двору. Пора! Спешился, осмотрел Эльюта и спросил кузнеца. Себастиан даже сплюнул от огорчения, но попался на эту удочку. Хотя и ворчал, что кто-то совсем голову с женитьбой потерял, перестал о коне думать. Не то что раньше. Из-за этого им придется задержаться в дороге.

Кузнец, как Софья и говорила, был неповоротлив. Глядя на такую работу, Себастиан сам предложил тут заночевать. Валериан, довольный, что все сложилось само собой, с интересом походил по кузнице, но посмотрел на золотые искорки огня и затосковал. Интересно, как далеко его золотоволосая Софья успела отъехать? Вспоминает ли сейчас мужа? И что именно, если вспоминает?

Он ушел от всех, развернул бархат и полюбовался немного на Глаз Бури, тоже напоминавший ему жену. Наверное, лучше лечь и уснуть, чтобы меньше думать. Да и Себастиан грозился поднять всех ни свет ни заря.

 

Ночью Валериану снилась Софья. Вроде вошла она тихо. Он обрадовался, он ждал, что она сейчас устроится рядом, обнимет, поцелует. А она вынула у него из рук сверток, развернула и застыла, уставившись на камень. Валериан не дождался от нее поцелуя, провалился в сон без видений.

Рано утром его растормошил Флавиан:

– Беда! Люди говорят, на кого-то напали разбойники. Как бы не на госпожу…

Валериан ахнул. Товарищи его засуетились. Себастиан решил поехать с Густавианом и на месте разузнать, что да как, а Флавиана оставить с Валерианом. Велел им быть готовыми.

– К чему? – растерянно спросил Валериан.

Ответа не получил.

– Может, на кого другого, не на Софью напали? – без уверенности предположил Флавиан и положил ему руку на плечо. – Даже в самом худшем случае она жива. Ну запросят они выкуп…

Валериан стряхнул его руку и заплакал. Флавиан тихонько вышел.

Валериан лег ничком на свое ложе. Прямо на завернутые в бархат ножны. Полежал и вскочил. Нет, рыдать не время. Надо спасать Софью! Надо что-то делать! Но что? Ждать Себастиана? Ехать ему навстречу? И… вдруг это не Софья попала в беду? А у него задание от герцогини… Что делать-то?!

Во дворе Флавиан с кем-то заговорил. Валериан подскочил и выглянул в окно в надежде узнать новости, но это не Себастиан вернулся. Какой-то путник спрашивал дорогу: Флавиан отошел от дома, стоял на дороге спиной к окну и показывал незнакомцу рукой, куда ехать.

 

Скрипнула половица. Валериан обернулся и обомлел от неожиданности – в дверях стоял... лисявый собственной персоной. И еще один разбойник. Лисявый затворил дверь, а разбойник схватил Валериана за волосы и приставил нож к горлу.

– Ну что? Будешь уверять, что не знаешь, о чем речь? – с издевкой поинтересовался лисявый.

От гадкого ощущения острия на шее Валериан покрылся потом. Он молчал, непонятно на что надеясь.

Лисявый покрутил у его носа... знакомой шкатулочкой:

– Ах как хорошо, что я не поленился заехать на хутор расспросить о тебе! А то ведь было пожалел, что зря время потратил на такого придурка.



Marina Eshli

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться