Какая ещё ведьма?!

Размер шрифта: - +

Глава 2. Как я с мужем переписывалась и хотела помереть

Все это было почти год назад. С тех пор ссадины зажили, единственный шрамик слился с линиями руки, изменив их рисунок. Я о нем действительно почти не вспоминала, разве что обрела привычку тереть его пальцем, как бы почесывая, в минуту раздумий. Особенно тягостных.

И сейчас, глядя на него, коротким росчерком перебившего линию жизни, любви и чего-то-там-еще, я поняла: так больше нельзя. Надо что-то менять. В этой самой жизни, в этой самой любви и, пожалуй, в чем-то-там-еще тоже. Потому что все это зашло в однозначный тупик.

Смартфон издал тихое «ж-жж-ж» - в ватсапе пришло сообщение от Рэма. Можно набирать ответ не читая. В течение рабочего дня муж писал мне только чтобы пожаловаться. На что жаловаться высокооплачиваемому специалисту крупной компании, заботящейся о своих сотрудниках и кормящей их фруктами-печеньками-шоколадками? Да мало ли печалей может быть в жизни мужчины?

«Мне так плохо, - писал Рэм, - моя жизнь закончена. Я смотрю на своих коллег и понимаю, что пустил свою под откос».

Ох, ну да, конечно. Вот осенило его… Мы с Рэмом знакомы десять лет, из них женаты больше половины. И он понимает, что его жизнь закончена прямо со дня нашего знакомства. То есть, он это понимал, пожалуй, всю свою разумную жизнь. А со дня знакомства начал делиться со мной сокровенными переживаниями.

«Что-то случилось?», спросила я. Хотя прекрасно знала ответ.

«Оля, ничего не случилось, почему ты каждый раз это спрашиваешь? Как будто должно что-то произойти, чтобы понять, что я конченый человек. Другие живут интересно. Спортзалы, горные лыжи, встречи с друзьями, три отпуска в год… а я? Дом-работа-комп

О, боги, дайте мне сил…

«Тебе просто надо отдохнуть. Возьми отпуск и давайте куда-нибудь съездим. Не в апреле, как планировали, а через месяц. На море.»
Божечки, что я предлагаю? И кому…

«Мы не можем себе этого позволить. Напоминаю, мы откладываем деньги нам же нужна квартира побольше.»
Угу, квадратные метры как счастьезаменитель. И способ пореже натыкаться друг на друга, наверное.
«Рэм, по-моему, нам втроем в семидесяти метрах не тесно. Да и вообще, можем ипотеку взять»
Ответ пришел так быстро, словно Рэм тоже знал все мои реплики наизусть и просто скопировал мне нужную фразу.
«Ты же знаешь, я против кредитов. Это путь к бедности».

«А твоя хроническая усталость и несчастность это путь в *опу». Нет, это лучше стереть.

«Ну, шут с ним, отдыхом. Родной, кто тебе мешает в спортзал-то ходить? У вас же прямо в здании есть. После работы удели себе хоть час, хоть два»
Еще пока мигала строка «Рэм печатает» я озвучила его ответ.

«Что ты, я же тогда вернусь домой поздно. И что? Потупить в комп и спать ложиться?»

О боги, дайте мне терпения…

«Радость моя, ты в любом случае потупишь в комп и ляжешь спать. Ты это В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ сделаешь, но можно после хорошей тренировки, а можно без. Не понимаю, чего ты от меня сейчас хочешь? Я же не против! Тренируйся на здоровье. Если ты будешь в настроении получше, мне же лучше будет. И Данке.»

«Вам будет лучше, если я как можно меньше времени буду проводить дома?»

Я втянула в себя воздух со свистом. Было время, когда я постоянно испытывала жгучий стыд за то, что испортила Рэму жизнь одним своим присутствием. Время это миновало безвозвратно…

Господи, кому я вру? Сейчас я начинаю заводиться каждый раз примерно на одной и той же стадии переписки. От стыда и вины за испорченную жизнь хорошего, в общем-то человека… Спокойно, Оль. Все как обычно.

«Нет, нам будет лучше, если тебе будет лучше»

И… давай, муж, не разочаруй!
«Мне никогда не будет лучше. Моя жизнь кончена»
И не разочаровал!
«Когда похороны?»
«Почему ты все время надо мной издеваешься?»
«Рэм, это ты издеваешься!!!», так, спокойно. Уймись. Ничего ты не изменишь. Во всяком случае не так. Ты можешь жалеть его, злиться, орать – в любом случае, Рэм ничего не сделает, чтобы исправить свою «конченую жизнь», а у тебя за стеной шестилетняя дочь играет. Только рыдающей и ругающейся мамы ей сейчас и не хватало.

«Пока ты жив, твоя жизнь не окончена», написала я. «Какой ты хочешь ее видеть? Давай приступим!»

«Ты меня совсем не понимаешь» ответил муж.

«Не понимаю. Действительно. Я дура тупая. Когда мне обозначают проблему, думаю, как ее решить. А надо-то всего-ничего. Сесть рядом и подвывать, что оой-ой-ой, как все плохо-преплохо-то! Ну, прости, что пытаюсь предложить тебе пути из депрессии. Как еще про психоаналитика не вспомнила, вообще вовек не отмылась бы…»

Сердце колотилось как бешеное. Как бешеное и как всегда. Наши в Рэмом переписки, которые даже нормальными ссорами-то не назовешь, все время выматывали меня и выбивали из колеи как бодрые семейные поножовщины, о которых я только в ток-шоу и слыхала. Ну, и еще в детстве, в «деревенский» период жизни моей веселой семейки. Ну, для той жизни я малость хлипкая. Вон, после вацаповской-то разборки виски мокрые, подмышки тоже и вообще – к терапевту не ходи – наверняка давление под плинтус уползло…
А чертов What’s app продолжат тренькать, отправляя сообщения.

«Оля, я опять как дурак пытаюсь выговориться тебе, потому что больше некому. Прости, больше не буду»
Ну да, конечно… прошлое такое обещание датируется - я проверила дату сообщения – вчерашним вечером. Еще и суток не прошло. А если углубляться, то вся наша переписка давным-давно сводится к «вот этому вот всему» и спискам покупок.



Алла Йолле

Отредактировано: 27.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться