Какая ещё ведьма?!

Размер шрифта: - +

Глава 17. Тяжело в учении, да и в бою фигня какая-то


- Знаешь, все не так плохо, как я опасалась, - Александра одобрительно кивнула моему трофею. Трофейная курица-призрак ошалело вращала глазами, лупила крыльями и люто проклинала меня по-куриному. Ну, или на помощь звала, уж я не знаю. Я отпустила птаху на свободу. Та пуще прежнего замолотила крылышками в воздухе, почти что взвыла человеческим голосом и вдруг поняла, что не падает. Осознание полета в ее глазах растаяло вместе с нею, да еще и после всех прочих частей тела. Тушки. Как улыбка чеширского кота. М-да, посмертное существование курочки оказалось крайне непродолжительным, но богатым на экзистенциальные инсайты, чего уж там.

- Но все гораздо хуже, чем я надеялась, - припечатала Алекс. Дескать, не радуйся, троечница. - Все, что ты извлекаешь ужасно не стойкое. Я бы не требовала многого, решив, что ты слабо одарена. Но твой фотоаппарат держится четвертый день. Значит, Оля, ты все можешь, только не хочешь.

- Да уж, курицу я точно не хочу, - я стряхнула с рук прилипшие недоразвоплотившиеся призрачные перышки.

- Усердие проявить ты не хочешь, - строго сдвинула брови моя невольная, но добросовестная наставница.

 

С тех пор как мы с Драконом вернулись в "голубятню" после сорванного свидания Рэма с, как-он-НАДЕЮСЬ-думал, мною, Алекс взяла меня в оборот, да такой суровый, что ласты бы я склеила. Да только у призраков они не склеиваются, хоть ты тресни. Проверено на мне. В обороте мне пришлось изучать бытовое ведьмовство – аналог бытовой магии, о которой толковал Нэрой.

Александра заставляла меня снова, снова и опять извлекать из небытия предметы. Она прекрасно знала, чем можно было "разжиться" в радиусе пары километров от ее обиталища. Сообщала мне задание "Найди, Оля... бумажного змея. С теперь сокола, а теперь рожковую кофеварку... Что ты так смотришь? На Белорусском вокзале в кафе неделю назад ее вдребезги разбили. Нет, не случайно. Случайно ее ТАК не расчленишь". Кстати, слово "расчленишь" она подхватила от меня, как и еще с полтыщи емких, часто однокоренных и не всегда приличествующих благородной крошке лексических единичек. Наверное, мы с нею почти квиты.

Для "извлечения" следовало настроиться на предмет и убедить Мироздание в том, что он мне очень-очень нужен. Как?

- Как угодно, - пожала тогда плечами Алекс. - Если ты очень хорошо знаешь состав предмета химический и магический, вдумайся в него, заставь себя почувствовать каждую частицу. Или очень хорошо знаешь, как работает предмет. Или тебе очень нужен результат его работы. Вспомни, как ты получила воду. И фотоаппарат.

Что ж, от чашечки-другой... пятой... восьмой кофейку я бы не отказалась. Более чем.

Надо ли говорить, что кофеварка извлеклась быстрее остальных предметов и продержалась дольше?

- Ты поняла, что надо знать, чтобы сотворить извлечение? - спросила Алекс на исходе четвертых суток изматывающих (даже призрака) тренировок.

Вопли несчастной курицы все еще стояли у меня в ушах. А перед глазами - ее же безумный взгляд. Взгляд курицы, осознавшей, что она птица. И даже более чем птица - может лететь, не взмахивая крыльями. UberPtitca. Ради такого стоит еще раз...

- Знать примерное место, где уничтожен искомый предмет, - отрапортовала я, заново извлекая призрак курицы из небытия. К сожалению, для меня она на ощупь была курка куркой, противная, тепловатая с кожей как мозоль под жестким бедным пером. Но взгляд... А о местах извлечения мне Дракон что-то такое говорил в день нашего знакомства. - И знать, как выпросить его у Мироздания.

Я выпустила на свободу и эту курицу-отныне-птицу.

Строго сложенный Сашин рот дрогнул в улыбке.

- Допустим, "выпросить" это уже из области умений, а не знаний. Точнее, больше умений, чем знаний. Оля, я вижу, что ты устала, но пойми правильно ведьме без ведьмовства не выжить.

- Не вымереть, - грустно пошутила я. - Так-то мы с тобой уже... не выжили.

- Знаешь, как посмотреть. Однажды мы найдем способ или способы вернуться в мир живых. И окажется, что мы выжили. А все это, - она жестом обвела окружавший нас облачно-поднебесный пейзаж, который и пейзажем-то назовешь с больши-им допущением, - это просто наш путь выживания.

Я тогда чуть воздухом не поперхнулась. От осознания родственности души, расставшейся с телом за пару веков до меня.

- Если, конечно, не растворимся, как они, - Алекс тут же продемонстрировала свой талант "охолонить" не хуже той ледяной водички. Глаза ее при этом странно сверкнули.

- Саша, а ты считаешь, что мы с вот этим вот всем одной природы? - Я отряхнула очередную порцию последних перышек. - Даже если условно считать, что нас кто-то "извлек", то почему мы не растворяемся? Ладно, я, несколько дней. Но Дракон-то? И ты...

- Оля, ты умница! - Ах, вот почему Алекс так сверкала глазами. От любопытства, догадаюсь я или нет. - Конечно, мы есть нечто иное, а вовсе не призраки.

- Может, дело в том, что мы разумные? - предположила я. - Хотя, нет. Думаю, различия между живыми существами и неодушевленными предметами в э-эээ... нашем контексте куда значимее, чем между разумными и неразумными живыми. Ну, раньше живыми, а теперь...

- Да уж я-то понимаю, можешь не уточнять, - поморщилась Алекс. - Не понимаю, чего ты находишь смешного в нашем положении.

- Просто в нашем положении только смешное и страшное, третьего не дано. Не найду смешного, так страшное само найдется. А оно мне надо? А тебе оно надо? Мало страшного на тебя нашлось?

Да-да, я помню, что она видела смерть своей дочери, внуков и правнуков. Это ли не самое страшное, за чертой которого остается лишь выбор - смех или мрачное унылое безумие? Не об этом ли я думала, когда затеяла свою ненастоящую смерть?

Алекс, надо отдать ей должное, встретила мою нападку более чем стойко.



Алла Йолле

Отредактировано: 27.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться