Калейдоскоп чужих страстей

Размер шрифта: - +

Вернуться, чтобы найти

Саша сидела на старой деревянной скамейке, ежась от пронизывающего осеннего ветра, и смотрела на родительский дом. Одноэтажный, бревенчатый, на три окна, с резными наличниками и большой светлой верандой. Его построил отец, а мама сделала уютным. Почему она так редко приезжала сюда, пока родители были живы? Риторический вопрос. Сначала учёба в институте, потом работа, погоня за личным счастьем и деньгами, появление на свет Никитки и борьба за нормальное существование… Сейчас всё казалось таким неважным. Лучше бы она вернулась после учёбы в посёлок, жила бы вместе с ними… Саша впитывала в себя образ дома, запоминала каждую черту, чтобы сохранить своим хотя бы в памяти.

– Александра? – раздался рядом приятный мужской баритон.

Она вздрогнула от неожиданности и посмотрела на подошедшего. Высокий, симпатичный, чуть полноватый брюнет лет сорока, с карими глазами и родинкой на левой щеке.

­– Да. А вы, видимо, Игнат.

Мужчина кивнул и улыбнулся, так открыто и располагающе, что её губы против воли растянулись в ответ.

– Тогда, пойдёмте, я вам всё покажу. У нас пятнадцать соток земли, всё в собственности. Соседи хорошие, не шумные, живут постоянно.

– Не лазят? – поинтересовался Игнат, скользя оценивающим взглядом по участку.

– Раньше бывало, наркоманы из города приезжали, мак искали, да местные пьяницы за урожаем лазили. Последнее время родители говорили, что всё спокойно, – честно ответила Саша.

Странно, но рядом с Игнатом ей стало легче. Она спокойно показала когда-то ухоженный участок, гордость мамы. Удивительно, как она умудрялась содержать всё в образцовом порядке, снимать впечатляющие урожаи и обеспечивать зимними заготовками не только свою семью, но и её.

– Две теплицы, одна отапливаемая, – продолжала Саша. – В прошлом году сильный град был, вот некоторые стёкла и разбило. Я хотела их вставить, а потом подумала, вдруг новому хозяину это не надо.

– Сейчас многие ничего не выращивают, – согласился Игнат.

– У всех работа, дела, сил на ковыряние в земле совсем не остаётся… Простите за любопытство, а вы подыскиваете себе дачу или планируете жить?

Посёлок находился в шестидесяти пяти километрах от Екатеринбурга, и уже более половины участков скупили городские для отдыха на природе и под строительство коттеджей. Местных становилось всё меньше, старики умирали, а молодёжь разъезжалась за лучшей жизнью.

– Ещё не решил.

Если бы не сложившиеся обстоятельства, Саша никогда бы не продала семейное гнездо. Она остро нуждалась в деньгах, но всё равно ей хотелось найти достойных хозяев. Ей претила мысль, что милое сердцу место сравняют с землёй и построят бездушную коробку из блоков, а сад превратят в лужайку. Ель перед домом посадили родители, когда только справили новоселье, яблоню у колодца – когда ей исполнилось восемнадцать, а грушу – на рождение Никитки. Боль полоснула сердце, и Саша порывисто вздохнула.

– Здесь есть скважина? – поинтересовался Игнат.

– Нет, родители привыкли пользоваться колодцем, – ответила Саша, справляясь с нахлынувшими воспоминаниями. – Пойдемте, я покажу вам дом. Его строил отец из лиственницы, так что он почти вечный. Кстати, под всем домом высокий погреб. Можно, второй этаж надстроить, фундамент выдержит.

– Вижу, вам дорого это место, – неожиданно сказал Игнат, прохаживаясь по комнатам. – Почему вы с ним расстаётесь?

Саша передёрнула плечами, вопрос был болезненным и личным.

– Здесь прошло моё детство и юность, но я давно живу в городе. Родители умерли два года назад один за другим. Мне тяжело мотаться сюда, поддерживать дом и участок, – ответила она полуправду.

Первые полгода она вообще не могла сюда приезжать. Здесь всё напоминало о родителях. Они были так привязаны друг к другу, что когда не выдержало сердце у отца, через месяц за ним последовала мама.

– Неужели вам некому помочь?

В её душе всколыхнулась злость, и она резко ответила:

– Вы пришли выбирать себе дачу, а не проводить сеанс психоанализа.

– Простите, пожалуйста. – Игнат виновато улыбнулся. – Издержки профессии. Вы угадали, я психотерапевт.

– Очень за вас рада, – сухо отозвалась Саша.

– Знаете, я ведь тоже родом из этого посёлка.

Саша удивлённо вскинула взгляд на Игната: «Он старше меня лет на пять-шесть. Возможно, мы учились в одной школе… Но я совершенно не помню никого из местных с таким именем и подходящего возраста».

– А где вы жили?

– На противоположном конце посёлка рядом с прудом. Нас с сестрой часто на летние каникулы отправляли погостить у бабушки с дедушкой. Олеська была в восторге, а я злился. Мне тогда город нравился куда больше, – ответил Игнат и улыбнулся воспоминаниям.

– Вы тот самый Игнат, – изумлённо выдохнула Саша и нервно рассмеялась.



Екатерина Чёткина

Отредактировано: 17.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться