Калика Перехожая

Размер шрифта: - +

1.5

Как я и обещала, финансовую сторону я взяла на себя, поэтому Мыслитель быстро освоился в Великограде. Он снимал себе комнаты, потом и вовсе нашел себе занятие по душе и вскоре перестал обращаться ко мне за деньгами. Я не настаивала. Однако парень исправно приходил ко мне раз в неделю и делился новостями.

С его помощью я разработала план проникновения во дворец, где проживала королева Скаршии. И я открыла для себя способ перетаскивания души с собой. Как-то раз мне потребовалась помощь Мыслителя, поэтому мы решили поэкспериментировать. Моя задумка удалась. У меня получилось перенести душу Берта в другое тело. Правда, я тогда сильно устала и восстанавливалась несколько недель. Ведь помимо своей души и души, в тело которой я собиралась вселиться, мне пришлось удерживать еще две духовных сути.

Однако это того стоило. По конец пятого года совместных усилий мы раздобыли необходимую информацию. Теперь оставалось за малым – встретиться с Алларион. За это время Мираджо успел жениться, и у него появилось двое детишек. Он даже как-то предложил мне поселиться у них. По возрасту я вполне подходила для его тетушки, поэтому его жена не ревновала меня к нему. Я отказалась. Не хотела сильно привязываться.

Так я и продолжила жить в той таверне. Питаясь трактирной едой. Как-то ужиная вечером от дум меня отвлек приятный мужской голос, сопровождавшийся звуками гуслей. В трактиры частенько заглядывали барды, менестрели и гусляры. Последние крайне редко. Может, потому что их осталось совсем немного? Но пел гусляр так проникновенно, что цепляло что-то внутри. Не удержавшись, я стала вслушиваться в слова песни.

Стояв под дождем проливным,

Прощались два сердца,

Страхом разлуки объятым

Связали себя обетом немым.

 

Доверив дракону жизнь свою,

Магура шагнула за грань.

Спасая любовь чужую,

Вложила кинжал в его длань.

 

Оставшись с горем на один,

Поверил он чувствам своим.

Любви их плод зароком стал,

И мать свою он охранял.

 

Дитя ждет сна конца,

Чтоб встретить вновь отца.

Откроет правду тот сорванец,

Став лекарством для разбитых сердец.

(Стихи О.Баянъ)

 

Мое сердце бешено забилось. Дракон, магура, ребенок… Я подскочила из-за стола и бросилась бежать к Бертино. Его семья как раз закончила ужинать. Жена у него была понимающей. Она быстро увела детей и оставила нас наедине. Я спешно передала ему слова песни.

– Ты думаешь, что Анрика жива? – спросил Мыслитель прямо.

– Да! – выкрикнула я. – Сам посуди. Два сердца под проливным дождем. В тот день, когда я убила твоего отца, – глава семейства поморщился. – Шел дождь.

– Совпадение, – не согласился мужчина. – Причем тогда страх разлуки и немой обет?

– Так ведь потом драконид нес ее на руках, – не сдавалась я, припоминая соответствующие строчки из песни.

– Ты и впрямь считаешь, что драконид мог убить свою жену?

– А что если они играли? – предположила я.

– Ее смерть констатировали все семьи мыслителей, – запротестовал Мираджо. – Кто-нибудь из них, да и заметил бы иллюзию. Оставь это! Давай лучше займемся нашим планом и еще раз перепроверим данные, чтобы встретиться с Алларион. Скорее всего, второго шанса у нас не будет. Я и в первый-то верю с трудом. Слишком уж она неординарная личность, если судить по тому, что мы узнали.

Я сникла. Мне хотелось верить в то, что Анрика жива. Возвращалась уже неспешно. Все события того дня всплыли в моей памяти. Даже лежа в кровати, я не могла уснуть. Мои мысли то и дело возвращались к дракону и магуре. Устав ворочаться, я поняла, что этой ночью мне не выспаться. Пора наведаться к близнецам.

Моя душа покинула тело. Калики могли свободно покидать свои тела. Мы же научились вынимать души из людей, занимая их плоть. Однако душа не может висеть в воздухе, она перемещалась в физическую оболочку перехожих. Образно говоря, мы менялись телами. Только калики были в более выигрышной позиции. Мы могли управлять временным пристанищем и даже пользоваться силой, если ею обладал хозяин тела, и его памятью. Однако владелец ничего об этом не помнил. Он просто засыпал. Им оставались лишь косвенные улики: какие-нибудь несоответствия, нетипичное поведение, и самое главное – цвет глаз. Это единственное, что могло нас выдать. Большинство людей на самом деле далеко невнимательно к проблемам других, оставляя такие детали за краем своих интересов.

У калик была еще особенность. Мы могли покидать тело и свободно летать. Нашим душам не требовались тела. Главное, чтобы наша собственная плоть находилась в безопасности и ей ничего не угрожало. Многое зависело от нити жизни, которая привязывала душу к телу. Именно она помогала нам всегда вернуться в собственную оболочку. По этой связи мы перемещали чужую душу в свое тело на то время, пока мы сами занимали неродную оболочку.



Олеля Баянъ

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться