Камень изо льда

Размер шрифта: - +

Глава 8

Они получили сигнал SOS из одного из поселений. Такой сигнал отправлялся в крайних случаях, особенно учитывая, сколь горда была натура охотников, считающих, что они всегда в состоянии справиться собственными силами. Видимо, произошло что-то поистине выходящее за рамки обычной атаки. Отряд был собран буквально за полчаса. Карл успел сходить к Вольфгангу, они чудовищно поссорились, поскольку Вольфганг настаивал на участии в операции первого и второго курса. Карл же едва не до хрипоты сорвал голос, пытаясь донести до директора мысль о том, что подобный сигнал означает нападение крайнего уровня сложности. Но Вольфганг был непреклонен.

Рафаэль потерялся в этой суматохе, на него нацепили какой-то жилет, ремень от винтовки со снарядами. Но он лишь крепко прижимал к себе револьвер, который дала ему Миранда. Этот отлаженный хаос волной донёс его до порталов. Мальчишка разнервничался, ведь он даже не успел позвонить сестре и предупредить, что идёт с отрядом. Впрочем, она и сама должна была узнать. Рафаэль лишь немного успокоился, когда расслышал голос Карла:

- В портал по двое, не задерживаться.

Его вдруг ухватили за плечо, и свет портала ослепил его – он ещё не привык к подобным перемещениям и всегда забывал закрыть глаза. После нескольких секунд, казалось, даже минуты перемещения он ощутил твёрдую землю под ногами, его сразу отвели в сторону.

- Ты держишься возле меня. И не смеешь лезть в пекло. Всё ясно?

Рафаэль поднял взгляд к Карлу, немного удивлённо. Лицо того было пепельным, казалось, от гнева. Гнева на всю эту ситуацию. Рафаэль не успел ничего ответить, лишь поправил ремень от винтовки, та сильно тяготила его.

Из портала одни за другими стали появляться охотники, снова – самый разношёрстный состав. От первого курса до пятого. Когда последний студент коснулся земли, Карл скомандовал выступление, рейдами. Он не выпускал Рафаэля из виду, поэтому не мог идти в первом рейде – не мог позволить Рафаэлю идти в первой волне.

Через чащу они добрались до поселения. Как ни странно, но оно не было охвачено пламенем, как было обычно при масштабных нападениях. На мгновение можно было подумать, что кто-то пошутил и отправил сигнал просто так. Однако стоило приблизиться к домам – и всё становилось ясно. Свет фонарей и огонь факелов освещали тёмную улицу, в то время как на самой улице царил ужас. Сотни существ, разных видов, разных кланов, разного размера заполняли собой пространство, гоняя единиц, оставшихся ещё в живых. Земля во многих местах была усыпана телами стоявших до последнего охотников – видимо, на этих местах были баррикады, уничтоженные нечистью. Шипение и гул зверья заглушал крики о помощи, вопли боли и приказы, которые ещё пытались неизвестно, кому отдать главы отрядов. Здесь царила смерть. Царило убийство. Что толкнуло нечисть, что спровоцировало её на подобный всплеск агрессии? Было неизвестно.

Прибывшее на своеобразное поле боя подкрепление сразу же включилось в борьбу. У многих были винтовки, переоборудованные под новые изобретённые пули, но поскольку они ещё не привыкли к ним – многих удивляла та чудовищная отдача, которая стреляла в их плечо. Карл, не выдержав того, что первую волну начало сминать под напором противника, бросился вперёд. Его плечо выдерживало ответный удар, поэтому ему удалось провести часть отряда вглубь деревни. Однако вновь его разум, который захлестнула необходимость сражаться, словно окатило холодной водой, он резко обернулся, выискивая светлую макушку.

Рафаэлю стало плохо, едва они приблизились к поселению. Но не от вида крови, не от страха перед тем, что происходило. Его сотрясло, едва он увидел первые дома. Перед глазами всплыл светлый образ деревеньки, а когда он открыл глаза – этот же образ пылал пламенем бойни. Начали поджигать дома, руша факелы на мощных стойках, те падали на ступени крылец, огонь охватывал дерево строений мгновенно. Мальчишка как-то бездумно отделился от отряда. Он бросился к небольшому, ветхому зданию, в которое уже заползали какие-то существа, человекоподобные – скорее всего, маленькие вампирята. Мальчишка распахнул дверь, отмахнувшись от чего-то, осознав, что оказался в нужной ему конюшне. Резко открыв загон, он выпустил коней, те разбежались, лишь один никак не мог преодолеть ужас и вставал на дыбы. Мальчишка бросился к нему, вскинув руки, пытаясь успокоить. Его невысокая, хрупкая фигура выглядела до больного нелепо, пытаясь удержать порыв испуганного до сумасшествия животного. Однако Рафаэль ловко ухватил поводья, дёрнув их на себя, конь опустился, Рафаэль быстро забрался на него. В этот момент ветхую стену загона проломило какое-то огромное существо, в темноте он смог различить лишь мощное тело и крылья. Рафаэль ударил коня поводьями, то заржал, снова встав на дыбы, пнув передними копытами нападавшего. Мальчишке пришлось крепче ухватить за мощную шею коня, чтобы не упасть. Что-то затрещало, вторая стена, несущая, так же была проломлена, и крыша начала складываться, рушась. Рафаэль стиснул зубы и снова хлестнул коня, тот устремился вперёд, и они выскочили из рушившегося здания.

Прорываясь в этой волне, смешавшей в себе охотников и зверьё, конь нёс Рафаэля туда, куда тот его направлял. Взгляд мальчишки был устремлён вперёд, он забыл обо всём на свете. Вскоре коня сбило нечто, схожее с химерой, мальчишка на скорости упал на землю, прокатившись по ней, почувствовав, как револьвер больно впился в кость, наверняка оставив на коже значительный синяк. Но не думая о боли, он поднялся и бросился вперёд. И добрался до дома, который начинало охватывать пламенем, словно бы не слыша всё то, что происходило снаружи. Он взбежал по ступенькам крыльца и влетел в уже открытую дверь. Но выкрикнуть, позвать – не успел. Его взгляд замер на скоплении маленьких паукообразных дряней, облепивших две фигуры. Он успел увидеть лишь ноги. Его сердце рухнуло, мышцы стали ватными. Он больше не мог пошевелиться.



Анна Ураскова

Отредактировано: 20.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: