Камень изо льда

Размер шрифта: - +

Глава 13

Будильник был выключен, но Рафаэль проснулся около шести утра. Он сел, протянув руку к прикроватному столику, и попытался зажечь свет, но тот не включился.

- Свет будут давать по часам, – раздался голос Карла. В комнате было довольно темно, близилось начало ноября, ночи становились долгие и тёмные. Рафаэль вылез из-под одеяла, ощутив, что ему холодно, и поспешил одеться.

- Откуда ты знаешь? – почему-то шёпотом спросил он.

- Под дверь пихнули объявление. А в темноте я вижу.

Рафаэль натянуто улыбнулся.

- Хорошо, что у нас есть твои глаза… Как ты себя чувствуешь?

- Как палач, которого скоро казнят его же топором.

Мальчишка удивился такому сравнению, после подошёл к Карлу, сидевшему на кровати спиной к нему. Обогнув его, Рафаэль заглянул в его глаза, те светились.

- Ты меня видишь?

- Да.

- Насквозь?

- Именно.

- Успокойся, Карл… Всё будет хорошо.

- НИЧТО не будет хорошо. Я подписал ваш смертный приговор.

Рафаэль сел рядом, ссутулившись.

- Знаешь, если на то пошло, это моя вина. Я вышел на поле боя, хотя ты сказал мне быть здесь.

- Дело не в тебе. Нас предал Логан. Какими бы ни были мотивы… как он мог, из-за личного, эгоистичного чувства – поставить под удар всех?

- А ты бы поступил иначе?

- Я – да.

- Ты никогда не любил.

- Некогда было.

Рафаэль вдруг улыбнулся.

- Значит, самое время. Чем темней и страшней времена, тем больше мы нуждаемся в кусочке света. Светлого чувства. Тем отчаяннее ищем надежду. Карл, каждый поступил бы так, как поступил ты. Ведь вы договаривались.

Карл не отозвался. Рафаэль вздохнул и положил ладонь на его глаза. Юноша через какое-то время положил руку поверх руки мальчишки, тяжело вздохнув. После долгой паузы он сказал мрачно:

- Логан уже как-то предал меня. Он мой учитель, Рафаэль. Он подобрал меня, когда меня выгнали из дома, и я готов был покончить с собой из-за своего проклятия, которое сводило меня с ума. Несколько лет мы вместе охотились на нечисть, и одна наша вылазка завершилась не слишком удачно. Тогда я первый раз увидел убийство среди людей, мне стало так же страшно, как тебе тогда. Только я почти сразу сорвался и не держал в себе. И признался в, пожалуй, главном страхе – страхе просто перед миром. Ведь я вижу его иначе, я вижу его шире, и меня всегда пугал этот размах. Логан один знает меня таким, какой я есть, со всеми моими чёртовыми слабостями. И однажды он упрекнул меня в них. Зная, насколько для меня больная тема этого страха. Тот шрам на спине, Рафаэль – он с того дня. Он меня ранил. В порыве гнева, когда я попытался ответить – потерял себя. Но это ничто в сравнении с тем, что я потерял учителя. Больше я не мог к нему прийти. И у меня не стало никого в этих проклятых стенах. Проклятых… но эти стены были и остаются единственным, что у меня когда-либо было.

- Остаются?

Рафаэль так и держал ладонь на его глазах, чувствуя, как по мере столь болезненного рассказа Карла свет всё ослабевал. Карл отозвался не сразу.

- Нет. Был Холден.

Рафаэль опустил голову.

- А теперь появились вы с Эммой.

Мальчишка вскинул взгляд, невольно улыбнувшись. Он лишь жалел, что не видит взгляда юноши в этот момент. Но едва он об этом подумал – Карл отстранил его руку, поднявшись и пройдя к раковине, включив воду и начав смотреть на неё.

- Поэтому мы ещё поборемся. Поэтому я намерен вызволить Логана из лап этих уродов во что бы то ни стало. Сегодня начинается их правление. Но даю слово, это ненадолго. Нужно просто понять, как с ними бороться. Кто они вообще такие. Потому что сколько бы я ни шпионил за ними – я не могу до конца понять, зачем они всё это делают. А пока…

Карл выключил воду и обернулся к Рафаэлю.

- Держись больших компаний, Рафаэль. Не оставайся один. Я не смогу всегда быть рядом. Если с тобой или с Эммой что-то случится, знай, я просто перестану бороться. Потому что это будет знак, что борьба бессмысленна.

- Кроме нас в академии есть много хороших людей, Карл. Ты должен жить ради каждого из них.

- Пройдёт немало времени прежде, чем я к этому приду.

Рафаэль вдруг по-взрослому спокойно улыбнулся.

- Хорошо, что ты не отрицаешь саму возможность этого.

 

 

* * *

 

Студенты до последнего не были уверены в том, что занятия будут проводиться. Поэтому во внутреннем дворе были лишь несмелые стайки учащихся, которые направлялись в свой учебный корпус. Было странно тихо, словно над академией опустилась звуковая завеса. Было непривычно не слышать привычные громогласные споры первокурсников, болтовню группок студентов, щебет девушек. Будто всё это перекрыли в одночасье. Впрочем, разве было не так? Вопрос был в другом – почему они так внезапно быстро сдались?



Анна Ураскова

Отредактировано: 20.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: