Камень изо льда

Размер шрифта: - +

Глава 17

От лица Карла отлила кровь, когда из открытой им двери к кровати Рафаэля метнулась фигура Эммы. Юноша оправился от шока не сразу, быстро закрыл дверь, заперев её, и шагнул к девушке, ухватив её за плечи, обернув к себе.

- Ты с ума сошла? Ты понимаешь, какой опасности себя подвергаешь?

- Пусти немедленно.

Эмма дёрнула плечами, обернувшись к Рафаэлю, обхватив его горячее лицо холодными руками. Тот что-то выдохнул, когда приятная, спасительная прохлада проникла под поволоку жара, но так и не очнулся.

- Ты не должна быть здесь!

- А о чём ты думал, когда писал мне? – Эмма резко обернулась. – Что я оставлю это просто так? Будто ты сам не понимаешь, ЧТО сейчас значит – заболеть!

Карл смотрел на неё, сжав кулаки. Его едва не трясло, глаза горели.

- Ты права. Я не думал. Совершенно. Но неужели ты думаешь, я не в состоянии позаботиться о нём?

- Я его сестра!

Через мгновение звуки в комнате затихли – Карл ухватил Эмму, резко накрыв ей рот рукой и прислушавшись. В коридоре раздавались шаги. Девушка побледнела. Карл понял, что нельзя терять ни секунды, быстро погасил свет фонаря, который в ночное время служил источником света, после шагнул к своей кровати, быстро лёг, при этом укрывшись одеялом почти с головой, укрыв собой Эмму. Та тоже быстро сообразила и попыталась максимально вжаться в матрас, чтобы со стороны они выглядели, как один человек. Шаги остановились напротив их комнаты. После раздался звук вскрывшегося замка. Дверь открылась. Эмма перестала дышать. Она слышала, с какой чудовищной скоростью и силой колотилось сердце Карла. Тот словно погрузился в своё тяжёлое воспоминание. Овраг, ящеры, Логан в бреду – и ни одного патрона… Тишину нарушало лишь беспокойное дыхание Рафаэля. К счастью, он не проснулся, не стал звать. Дверь закрылась. Карл вновь прислушался. Они ушли или зашли в комнату? Как узнать? Малейшее неосторожное движение могло стоить жизни. Он лежал спиной к двери и не мог проверить. Свет из-под век они бы заметили сразы. Наконец, он нашёл в себе смелость открыть глаза. В комнате были только они втроём.

Юноша сел, откинув одеяло, Эмма быстро села вслед за ним, тут же шепнув:

- П-прости, это… это было ужасно глупо с моей стороны…

- Я сам виноват. Тебе придётся остаться здесь до утра.

- Хорошо…

Девушка поднялась, пересела на кровать Рафаэля и взяла его за руку. Какое-то время она просто молча смотрела на его лицо, бледное, с красными пятнами жара на щеках, на его сбитые светлые волосы. В комнате было темно, Карл мог видеть только очертания профиля Эммы, так как через окно падал лунный свет – ночь в коем-то веке выдалась без облаков.

- Это похоже на тот раз, – шёпотом сказала Эмма. – Когда он ТОГДА заболел. Я говорила тебе, Карл, я не любила его, когда он родился. Почти… почти ненавидела. У нас небогатая семья, но родители очень хотели второго ребёнка. Мне пришлось делить с ним всё. Игрушки, комнату, кровать. Главное – делить с ним родителей. И вот когда он заболел, чем-то пустячным, болезнь запустили, не успев купить лекарство, она пошла дальше. А для обострённой формы медикаменты были ещё дороже. Я помню ту ночь. Мама ушла купить что-то для отвара, папа побежал за доктором, когда Рафаэлю резко стало хуже, посреди ночи. И меня оставили с ним. Я подошла к кровати, на которой он спал… Он плакал в этом бреду, дёргался, словно его били, и звал. Звал меня. Не маму, не папу – меня. Спрашивал, почему я, его любимая сестра, позволяю ему падать в эту страшную, большую яму. Тогда что-то и надломилось. Я взяла его за руку, прижала к себе, он очнулся, в слезах, в страхе. Так мы дождались родителей и врача. Я осталась с ним на всю ночь, дав родителям нормально поспать. Притащила ему все немногочисленные игрушки, он их обнимал, и ему становилось легче. В тот момент мне было для него ничего не жалко, лишь бы он поправился. Через полтора дня болезнь пошла на спад. Он вернулся. Слабый, истощённый, уже не такой, каким был… Он не стал скрытным, он стал чужим для ровесников. Словно… не от мира сего.

Эмма подняла руку брата, прижав его пальцы к своим губам, закрыв глаза и замолчав. Её плечи подрагивали. Карл сел рядом, не сразу, но обняв девушку.

- Он выкарабкается. Потому что мы рядом.

Эмма кивнула. После, немного успокоившись, спросила:

- Что... это за запах?

- Настойка, из моей аптечки. Верней, из того, что от неё осталось после обхода безликих. Она помогает при тяжёлом жаре, её когда-то сделал Логан. Она поможет снять жар, но не выгонит саму болезнь. Для этого нужны лекарства. Которых у меня уже нет.

- Я попрошу Клауса.

- Что он может, – резко выдохнул Карл.

- Он сможет помочь. Я надеюсь. Идина и Нима чуть не убили меня, когда я сказала, что собралась делать… Хотя Нима ничем не лучше.

- Я знаю.

Карл вновь прислушался и вдруг поцокал языкам. Раздался почти бесшумный топот лапок, и ему на колени запрыгнул Гектор.

- Это ты отправила послание?

- Нет… Значит, это написали девочки.



Анна Ураскова

Отредактировано: 20.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: