Камень изо льда

Размер шрифта: - +

Глава 22

Они разошлись по несколько человек, чтобы не выходить из аудитории всем сразу. Лара отправилась вслед за Уолтером, поскольку тот сказал, что хочет ей что-то показать. Они оказались в его комнате, Лара отметила, сколь мрачно и холодно было у мужчины. Уолтер прошёл в угол комнаты, протянув к чему-то руку, а когда обернулся, Лара могла увидеть, что на его запястье сидела белоснежная голубка. Та самая, которую он забрал тогда из башни. Он, всё же, её вылечил.

- Она не улетает? – удивилась женщина.

- Не держите птиц в клетках – тогда они не будут от вас улетать. Потому что не будут хотеть улететь – ведь их ничего не сдерживает. Помнишь это человеческое преданье о белоснежном голубе мира, о вестнике надежды?

- Помню. Только это не преданье…

- Я знаю, дорогая. Я знаю.

Уолтер прошёл к окну, распахнул его и, прикрепив к лапке птицы какую-то маленькую записку, выпустил голубку в окно, та слилась с белым снегом.

- Кому ты написал?

- А нужно писать кому-то? Иногда хочется отправить кому-то свой зов, но не знаешь, куда обратиться. Считай, что я доверил нашу судьбу этой умнейшей птице. Может быть, я отправил её на смерть, ведь там такой буран. А, может, она найдёт способ его миновать. Птицы умнее нас. Ведь они умеют летать, запоминать места, в которых побывали, и людей, которых увидели, – Уолтер опустил взгляд, опершись о подоконник. – Я, например, уже не помню ни одного лица, ни одного студента, которых я обучал. Не помню тех, кто был мне дорог, кого оставил в академии. Я не помню академию. Я забыл это место. Я не могу восстановить её образ в памяти. Я ничего не помню. А ведь прошло всего пятьдесят лет.

Лара смотрела в спину Уолтера, тот так и стоял перед открытым окном, его обдувал холодный ветер, трепавший его безбликовые волосы. И губы женщина тронула снисходительная улыбка. Она подошла к нему, закрыла окно и встала рядом, лишь коснувшись своими пальцами его пальцев.

- Пятьдесят лет – это много, Уолтер. Твоё понятие времени немного иное, чем у людей, ты живёшь дольше, ты не совсем человек. Нет ничего страшного в том, что лица стёрлись из твоей памяти. Но я только надеюсь, что моё лицо ты не забудешь.

- Пожалуй, это единственное, что я могу тебе  пообещать.

Он смотрел за окно, на шедших по своим корпусам студентов.

- Тебе ведь когда-нибудь было страшно?

- Было.

- Демоны страха – такие забавные существа… Они такие сильные, а между тем – их так легко уничтожить. Я ведь так и не сказал, не успел сказать студентам, как. И почему.

- Как же?

- В один прекрасный момент понимаешь, что бояться просто нет смысла. И что твой страх навредить тебе и тем, кто тебя окружает. Так стоит ли бояться. Стоит ли об этом говорить. Достаточно один раз потерять единственное любимое существо — и страх исчезает.

- Тебе страшно?

- Я достаточно в своей жизни боялся. Устал от этого. И я уже терял.

- Я тоже устала от страха. За себя, за семью, которую убили из-за меня. Я не скучаю по ним, я тоже их почти не помню. Мы все были ведьмами и колдунами. На меня пришёлся пик родовых сил. И я долгое время боялась пустить их в себя. Но даю тебе слово – пусть хотя бы это поможет мне: я не побоюсь сделать это сегодня. Если только понадобится.

Уолтер выпрямился и обернулся к Ларе, та тоже выпрямилась.

- Ведьмы умеют любить?

- А вампиры?

- Я задал вопрос первым.

- Я первая ушла от ответа.

- Вампиры умеют.

- Ведьмы тоже.

Последний старшекурсник покинул в это время корпус, направившись к госпиталю. Клаус держал руки в карманах, стараясь идти быстро, чтобы не успеть замёрзнуть. Впрочем, он отметил, что снег действительно перестал идти, и стало теплее. Словно что-то растопило ледяное сердце.

Юноша добрался до госпиталя, зайдя в свой кабинет, повесив куртку на вешалку, когда замер, побледнев, услышав голос за своей спиной:

- Говоришь, «любовница»…

Клаус резко обернулся к безликому, после дёрнулся к двери, но её захлопнули перед ним ещё двое безликих. Юноша отступил на несколько шагов назад, но не успел ничего сделать – он ощутил сильный удар по голове, после которого уже ничего не помнил.

 

 

* * *

 

Начало темнеть, Рафаэль раскладывал по карманам пули, стараясь не смотреть на маленькие приспособления, полные проводков, которые ему дала Миранда. Мальчишка говорил, словно самому себе, но зная, что Карл его слушает:

- Значит, ещё раз. Я пробираюсь через щель в смежную с западной башню. Тридцать ступенек, третий этаж, поворот налево. Большие установки, по которым течёт энергия, и которые блокируют электричество. Прикрепляю взрывные устройства к трём из них, отхожу на безопасное расстояние, нажимаю кнопку, их взрывает. Нахожу Эмму – и мы уходим в госпиталь. Так?



Анна Ураскова

Отредактировано: 20.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: