Камень нищего

Изгнание

 

– Не спи! Замёрзнешь…

Мая нехотя подняла заиндевелые ресницы. Зачем этот зловредный господин разбудил её? Погружаясь всё глубже в воспоминания, она вдруг обнаружила, что в её безрадостной жизни случались и солнечные летние дни, в которые можно было без устали носиться по мягкой траве, и вечера за ужином возле костра, когда вместо бесконечных упрёков удавалось услышать какую-нибудь увлекательную историю. Он же, вернув её к реальности, напомнил: никогда этого не будет. Только боль, не идущая ни в какое сравнение с прежними родительскими трёпками. Да тьма и холод. Без надежды хотя бы на крошечный кусочек тепла, способный вдохнуть жизнь в замерзающее тело, и на участие, готовое отогреть покалеченную душу.

Встречный ветер поутих, но теперь снег падал сквозь решётчатую крышу прямо на них, делая грязные лохмотья похожими на саваны.

– А вы из-за чего здесь? – спросила девочка. В её представлении сосед скорее походил на нищего, чем на опасного преступника. Ничего общего с лесными разбойниками, с которыми имела несчастье познакомиться. Но пугал ещё больше. Те – просто жестокие люди, в которых не осталось ничего человеческого. А в нём было что-то необъяснимое. Одновременно жалкое и жуткое, заставляющее невольно отодвигаться, вжимаясь окоченелой, исхлёстанной спиной в прутья клетки.

– Из-за того же что и ты, – был ей ответ.

– Тоже украли еду?

– Яблоко? – сипло рассмеялся он. – Нет, просто мне, как и тебе, не повезло. Я предпочитаю нечто поменьше размером, но куда ценнее. Есть вещицы, из-за которых вполне сытые теряют покой и голову. Нет, не украсть, конечно. До такого я, в отличие от тебя и подобных, не опущусь даже в нынешнем положении. Обычно люди сами отдают, что мне нужно.

– Милостыню?..

– Ты забавная! Другой бы испугался меня обидеть. А она подшучивает, как ни в чём не бывало.

– Я не собиралась…– сконфузилась Мая. – Просто очень похожи…

– И потому, думаешь, больше ни на что не способен? Ошибаешься! По крайней мере, надеюсь… Не веришь?

– Чего вы хотите? – отстранилась она, насколько позволило узкое пространство. Неловкое движенье отозвалось жжением в задетой лопатке.

– От тебя? А как ты думаешь? Что вообще можно захотеть от такой, как ты? Или есть что предложить?

– Не знаю…

– Вот именно. Нечего! В лучшем случае не заметят. А будешь слишком лезть на глаза, прогонят, как сейчас, позаботившись, чтобы в дальнейшем не попадалась. Им удобнее думать, что тебя просто нет. И никто не огорчится, когда это станет правдой. Одной никчёмной жизнью меньше…

Маленькая воровка уткнула голову в колени. Кем бы ни был её попутчик, он не обманывал.

– Выше нос! – подбодрил тот. – Твоя беда ещё не самое худшее, что случается с теми, от кого отвернулась судьба. О тебе не всплакнут, но и на костях не спляшут. Мне же не дадут уйти, досыта не насладившись крахом своего, как они считают, должника.

– За что вас невзлюбили?

– Ты, погляжу, тоже не прониклась ко мне симпатией, хотя моё положение мало чем отличается от твоего. Сама-то, наверняка, не прочь, чтобы тебя пожалели, согрели, накормили.

– Спасибо, мне ничего не надо… – меньше всего Мае хотелось сочувствия от этого вкрадчивого господина, беззастенчиво проникающего в душу, как холод под рваную одежду.

– А вот обманывать нехорошо!

– Я не обманываю! Всё равно у вас ничего нету...

– Откуда знаешь? Но ты права, ни на кого не стоит рассчитывать, кроме как на себя. Я давно это усвоил. И моё правило никогда меня не подводило.

«Не похоже…» – про себя усомнилась Мая.

– Не смотри на это тряпьё. Внешность редко говорит правду. Иногда приходится кое-чем пожертвовать, чтобы взамен получить нечто большее. И мне этого не простили.

– Чего? – не поняла девочка.

– Вряд ли они способны по достоинству оценить мои таланты. Просто им не нравится считать себя проигравшими. Вот и злятся, что я оказался удачливее их.

– Удачливее?.. – подняла она недоверчиво на него глаза.

– Откуда тебе понять! Себя ведь таковой не считаешь, и различий между нами не видишь. А, тем не менее, они есть!

– Ну, да, – кивнула бродяжка, которой не понравилось такое сопоставление. – Вы старше и опытнее…

– Молодец! Именно! И даже не представляешь – насколько! Почтенные мудрецы дорого б дали, чтобы обладать знаниями, доступными твоему скромному попутчику. Мне ведомо и памятно больше, чем написано в их книгах. Многие из них жаждут проникнуть в сокровенные тайны, открывшиеся не им, а угадай – кому?

– Поэтому вам завидуют?

– Ты сообразительная! Обидно, что спалилась на первой же краже. Глядишь, повези больше, и из тебя получился бы толк.

Мая впервые слышала о себе, что из неё могло выйти чего-нибудь стоящее. Только проверить скорее всего не удастся. Единственное утешение – гордиться было б нечем, если она его правильно поняла.

– Во всяком ремесле требуется уверенность и мастерство, тогда тебя ждут успех и признание – неважно, чем ты занимаешься.



Алексей Мурашкин

Отредактировано: 18.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться