Камень Власти: Приметы осени

Размер шрифта: - +

Глава четырнадцатая: Обед в компании и ужин на двоих

Обед принесла стройная, как тростинка, темноволосая девушка лет четырнадцати. На ней было узкое платье светло-голубого цвета с вышитыми на рукавах синими незабудками. Как выяснилось, девушку звали Йоланн, и она была младшей дочерью хозяина заведения.

Бог Отцов благословил трактирщика семерыми детьми от двух жен. Бульмикс гордился каждым из своих отпрысков и при случае обожал рассказывать о них долгие поучительные истории. Старшие дети давно нашли свое место в жизни, по большей части на родине, в Кассеане. Младший из четырех сыновей, работал в трактире экономом — Бульмикс готовил его себе на смену. И только Йоланн еще была не пристроена. Женихи ходили за девушкой косяками, засылали сватов, но трактирщик с решением не спешил. В Тодерхейме он считался важным человеком, и не хотел отдавать дочь кому попало.

И все ничего, если бы не страшная тайна, с недавних пор омрачающая жизнь владельца «Полярной звезды». В ту волшебную пору, когда бывшая девочка раскрывается, как цветок, и превращается в женщину, Бульмикс начал замечать за дочерью некоторые странности, которые наполнили отцовское сердце тревогой. Однажды пламя в камине вспыхнуло, выплеснулось на пол и подожгло опилки, когда Йоланн пробегала мимо в сильном волнении. В другой раз тяжелая мебель в ее комнате, которую накануне с трудом ворочали четверо слуг, на утро оказалась передвинута сама собой, хотя никто из домочадцев за всю ночь не слышал ни звука.

Постепенно Бульмикс, будучи человеком простым, но не глупым, начал подозревать самое худшее, но до поры гнал от себя черные мысли и старался приглядывать за дочерью в оба глаза. Он запретил девушке надолго отлучаться из дома, держал ее подальше от общей залы и каждый раз в ее отсутствие не находил себе места. Ведь если его догадки верны — рядом с Йоланн в любой момент могла приключиться большая беда. И тогда им обоим не избежать карающей руки закона. Аркаранское Уложение неукоснительно соблюдалось во всех уголках Элона. Бульмикс чувствовал, что у дочери есть особые способности, но упорно не желал в это верить. По мнению трактирщика, все без исключения маги были навеки прокляты и обречены на адские муки.

— Горничная Клара упала с лестницы и ногу сломала, вот она и напросилась мне помогать, — ворчливо отвечал он на вопросы друзей, — вообще-то я не хочу, чтобы она ошивалась здесь, средь всех этих шпыней кабацких… Ай, да чего уж там: дело у меня не хуже, чем у других, и доход изрядный. Публика, смею заметить, тоже приличная. Только все равно не место это для порядочной девушки. Видит Бог, не место…

Йоланн молча, не поднимая глаз, обнесла всех подносом с угощениями. Возле Роберта она, впрочем, задержалась на мгновение и вздрогнула, случайно встретившись с ним взглядом, а потом густо покраснела и убежала в поварню. Больше она оттуда не показывалась.

На этот раз Бульмикс порадовал их уткой, запеченной с овощами и свежим черничным пирогом. Венчал этот праздник живота непременный бочонок свежего эля. Ели с удовольствием, нахваливая искусство поваров. Роберт следил за собой и на эль не налегал, хотя давалось ему это не без труда.

В разгар пиршества входная дверь распахнулась, и появился Фелициан. При взгляде на его спутников, Эдмунд сначала онемел от неожиданности, а потом расплылся в улыбке.

Слева от мага разухабистой походкой бывалого наездника вышагивал сотник Микула по прозвищу Обух, в клюквенном кафтане с кручеными золотыми петлицами и в лихо заломленным на затылок рысьем колпаке. Справа — ни кто иной, как стрелецкий старшина Натан Англан в желтом стеганом тегиляе и высокой ондатровой шапке со свисающим на спину пушистым хвостом. На груди у него сверкал и переливался золотой Знак Лотоса.

Рядом, исполненный достоинства, шел единственный персонаж, незнакомый Эдмунду. Это был степенный и важный дверг средних лет, облаченный в пышные длиннополые одежды, подбитые горностаем. На пальцах и в бороде незнакомца поблескивали золотые кольца с каменьями, а на груди — серебряное оплечье в три пальца шириной, украшенное крупными огненными опалами.

Весь облик дверга говорил о том, что он недавно прибыл из Борад-от-Тегор и под горой занимает высокое положение. Знатность среди жителей глубин определялась не чистотой крови, а богатством и трудовыми заслугами. Причем одно напрямую проистекало из другого.

— С добрым утром и приятного аппетита, друзья! — бодрым голосом провозгласил Фелициан, — вижу, Бульмикс не поскупился. Все сделал, как я его просил: и утка и пирог. Истинный воин должен уважать хорошее застолье. Ну, что скажите, разве я не прав?

— Прав как всегда, — Роберт блаженно потянулся, разминая затекшую спину.

— Представь нам своих спутников, Фелициан, — попросила Кила.

— Сейчас, сейчас. Дайте дух перевести… Бог мой, Эдмунд! Выглядишь ужасно.

Рыцарь мотнул головой — дескать, потом.

Маг пожал пречами, уселся напротив окна, а сотенный голова и дверги — справа и слева от него. За столом сразу стало теснее. Впрочем, места хватило на всех.

— Ей-ей, кое-кого тут лишний раз представлять не надо! — Микула сорвал с головы колпак и по-молодецки хлестнул им по столу, — а и привет тебе, рыцарь! Как говорят древовичи: здравия и жратвы от пуза! Вот и свиделись нежданно-негаданно, пересеклись в неурочный час. Хоть город этот вовсе не маленький, а все одно недалече по малому кругу бродим.



Сергей Мечников

Отредактировано: 24.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться