Каменная дева

Каменная дева

Что не убивает нас — делает сильнее. 

Но чаще то, что должно сделать сильнее — убивает.  

 

— Вот она, смотри! — раздаётся поодаль справа и я прислушиваюсь. Голос звонкий, женский. Подросток, думаю. Судя по звуку шагов — их двое. — Ну же, чего ты такой медленный? 

— Меня эти твои легенды не особо впечатляют, — бурчит недовольно парень. 

— И даже ни капельки не интересно? — лукаво спрашивает его девушка.

Пара останавливается прямо передо мной. Мне представляется, что у девушки короткая стрижка и волосы цвета перезрелой ржи, уложенные крупными локонами. Может, ещё ободок на голове. Всё это очень хорошо сочетается с ясными светлыми глазами и улыбкой с ямочками на щеках. А парень статный, высокий, строгая стрижка на тёмных волосах, прямой нос и тёмные, почти чёрные глаза. Почему-то я редко представляю одежду людей, меня всегда больше интересует внешность, черты лица. 

— Ради тебя я готов послушать очередную сказку. Начинай, — говорит парень, но тон его смягчился, он явно не хочет расстраивать подругу отказом. Какой галантный.

— Так во-о-от! Легенда гласит, что эта девочка когда-то была живой… — Ясно, речь обо мне. Ну, послушаем, какие ещё метаморфозы пережила моя история за эти две сотни лет.

— Её заколдовал злой колдун? — хихикает мальчишка.

— Ну, ты чего? Это легенда, а не сказка, — насупливается девушка. Наверняка сплела руки на груди.  

— Я не особо понимаю разницу, не дуйся, — уговаривает он, целуя подругу. В щёку, я так думаю, звук поцелуя в губы не такой. 

Она смеётся и ребята некоторое время балуются, я слышу возню и смешки. Жаль, не могу улыбнуться. Ведь я и правда каменная. Да ещё и лицо руками закрыто, потому мне доступен только слух. Но я не жалею об этом. Не думаю, что справилась бы, если бы каждый день видела один и тот же унылый кладбищенский пейзаж. А так хоть воображение работает! Я ведь не была слепой от рождения, просто такой вот статуей получилась. 

— И что же превратило её в камень? — парень снова возвращается к разговору. Ого, первый это сделал. Либо и правда интересно стало, что врядли, либо любит девушку. Сразу вспомнился Люк. Перед внутренним взором всплыл его образ. 

— Медуза Горгона! — ехидничает подружка. 

— Так ведь глаза руками прикрыты. Она явно плачет, а не боится. Кажется, кто-то хочет меня обмануть, а? — его игривая интонация заставляет девушку смеяться. Заливисто, весело. Как же я рада, когда удаётся встретить такую вот пару… Бальзам на мою душу.

— Ладно, ладно, хватит щекотать! — Ах, так вот откуда смех. — Я расскажу! А ты не будь таким букой больше, ладно? Я ведь не просто так тебя сюда привела. 

— Не буду, не дуйся, — хмыкает парень. 

— Легенда гласит, — начинает девушка загадочным голосом, — что эта девочка родилась с такой же болезнью, каку тебя, — Так-так, правда? О-очень интересно! — И ей пришлось тяжело по жизни. Думаю, она не чувствовала себя полноценным человеком, тем более в прошлом общество было жёще к таким людям, — женский голос стал печальным. Ещё и ветер неожиданно в тему подвывает. Откуда ты знаешь, каким общество было двести лет назад? Меня наоборот жалели. — Она пыталась влиться, родители искали врачей, но все терпели неудачи. В какой-то момент она так опечалилась, что решила: лучше я и вовсе стану камнем, чем буду жить с этим. Так и появилась статуя. 

Нет, ну… В целом пересказала верно. Даже придраться не к чему, кроме отношения людей. 

— То есть... Она сама пожелала стать каменной?.. — В его голосе я почти не слышу неверия, лишь удивление и заинтересованность. — Какой-то максимализм...

С чего бы? Что-то я не думаю, будто тебе так же сильно плохо, как было мне, раз вон веселиться можешь! Фырк, гадкий всё же мальчишка. Небось, одет кое-как, да!

— Я с тобой согласна, — говорил девушка и я снова про себя фыркаю, а воображение дорисовывает ей прыщей прямо на лбу. Посмотрела бы я на тебя в моей ситуации. — Это всё равно, что ударить посильнее там, где итак очень болит.

Э? Как бы… А мы точно об одной и той же болезни говорим? 

Слышу приближающиеся шаги, что мнут траву под подошвами обуви. Голос парня раздаётся совсем рядом со мной, но я ожидаемо не вздрагиваю, каменная ведь. Хоть иногда создаётся ощущение, что вот-вот и получится… Особенно ночью, когда неожиданно раздаётся громкий непонятный звук где-то неподалёку.

— А чья это могила? — спрашивает он, с шорохом стирает листья — или что там нанесло — с надгробной плиты, рядом с которой я сижу. — Почему она плачет именно над ней?

— Думаешь, над ней? Сидит на бордюре… 

— Погодите-ка, ого! Это ведь известный кулачный боец! — восхищается парень. — Я читал о нём. Погиб на пике карьеры. Жаль, мог бы многого добиться. 

— Ой, времени-то сколько! — вдруг спохватывается девушка. — Извини, мне надо бежать, бабушку встретить чуть не забыла! До завтра! — последняя фраза раздаётся издалека, девушка убежала. Парень ей не отвечает, только мыгыкает задумчиво.

Ещё некоторое время он ходит вокруг, рассматривает и другие могилы, читает надписи, но вновь возвращается ко мне. 

— Хм, боец... А может это хорошая идея? Я ведь ничего не чувствую боли… — Так вот что за болезнь! Но со мной другая беда, диаметрально противоположная... — А  значит, смогу продержаться на ринге дольше других. Может, боксом заняться?

Нет, только не это… По моему телу словно прошла волна ледяных мурашек — давно забытое ощущение. Не нужно, мальчик! Не делай этого! Иначе… 

Я не удерживаюсь и срываюсь в вязкую бездну тяжёлых воспоминаний. 

Моя недавняя посетительница почти во всём сказала верно. Я была больна с рождения и родители очень старались мне помочь. Они являлись людьми не бедными, потому позволяли себе нанимать лучших врачей страны. Но те могли лишь ослабить мои муки. По началу были даже хорошие дни, когда я ощущала себя обычным ребёнком, таким, как все. Но с возрастом их становилось всё меньше. 



Катерина Тумас

Отредактировано: 23.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться