Каменная лодка

Размер шрифта: - +

Спираль времени

                                            Глава XX: Спираль времени.

 

                               « Слушайте вы это суждение.

                     Сердце Осириса (то есть умершего) было взвешено в самой истине,

                    и его сердце-душа (Эб) принесло свидетельство в его пользу.

                    Его сердце было найдено правым на суде в великом равновесии.

                    Не было обнаружено никакого нечестия в нем.

Он не растрачивал жертвоприношений, которые были совершаемы в храмах.

                    Он не совершал никаких злонамеренных действий.

                    И он не приводил свои уста в движение злобными

                    словами в то время, пока он был на земле».

                                                                           Рау ну пэрэт эм хэру. Книга мёртвых.

 

  Звонок на стене «ми реми ре ми си ре до ля»,—глухое утро Бетховена с всклокоченными волосами  в исподнем белье, чашка кофе, перо, обмокнутое в чернила, увеличенные трезвучия, третья группа оркестра – это медь, князей много, Бетховен один, Элиза одна. Бетонный подъезд, звонок на стене, мраморные ступени, квартира 32, улица Тимирязева.

Тишина.

Звонок на стене Нино Рота, крёстный отец, Аль Пачино с шейным платком поверх белоснежной сорочки, на кончике ножа – кровь, дон  Карлеоне жив, давай покрасим холодильник в чёрный цвет и сицилийские рыбаки.

Тишина.

Звонок на стене Jingle bells, Санта Клаус в красном тулупе мчится на оленях утром ранним, пар валит из ноздрей, сапоги и всегда кока кола.

Моя девочка, ты жива, слава богу, моя девочка, ты жива слава богу, моя дево кто-то звонит, Паша! К нам кто-то пришёл открой дверь! Паша звонили три  раза уже моя девочка ты жива слав Паша!

Исчезновение белой точки в глазке, скрип замка, рассыпающийся где-то на первом этаже, круглый живот, домашний халат, и смешные кудряшки. Перегорающий в кислотной среде полости рта  запах табака,  молодой человек проходите. Конечно, вы можете её видеть, я ведь вам сам звонил, проходите, молодой человек.

Дверь в комнату пульсируя, приближается, наклоняясь то в одну сторону, то в другую. Наверное, кровь это так бьётся, наверное, давление, волнение, наверное.

Коротенькие волосы, седые, но покрашенные, доброе лицо, серые как у неё зрачки, слёзы, бессонные ночи. Здравствуйте Маргарита Карловна, спасибо хорошо.

я не посмотрю в эти глаза никогда не посмотрю в эти глаза не посмотрю в глаза

Живое  твоё сердце бьётся, поднимая кровь на непредставимую  высоту, чтобы потом низринуть её вниз. Мы больше никогда не увидимся, прощай навеки, прощай навсегда, но знай, что не будет тебе покоя ни в одном из трёх миров. Терраполис никогда не отпускает тех, кто хоть раз побывал в нём, кто сидел на горизонтальных крышах, кто пробирался на грузовых поездах на окраины и видел там мосты, перехватывающие этажи. Те, кому хоть когда-нибудь сияли бесчисленные солнца Саханс- дал – Канвал, седьмого уровня, кто зрел великую картину спуска  гандхарвов и яшве во главе с венценосным Индрой в нижние границы Кам – Локи, кто слышал  вечный инфразвук великого горна Гхор Ангхад, всегда будет видеть плоскость и убогость этого мира, Дхарам Кшетра, долины смерти.

—Молодой человек, мы оставим вас наедине, в вас бушует  чёрное море невысказанных слов, попрощайтесь навсегда, мы уезжаем через неделю в другую страну, но умоляю Вас, недолго, она ещё так слаба.

Я знаю, ещё так слаба.

Мне нужно от тебя всего лишь одно.

я не посмотрю вглаза не посмотрювэтиглазанепосмо



Феликс Чернов

Отредактировано: 04.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться