Каменное зеркало. Книга 3. Алтарь Времени

Размер шрифта: - +

4.1.-1

* * *

Дни слиплись, сбились в комья, потеряли свойство исчислимости. Деление времени на какие-то отрезки вроде часа, дня, недели казалось безнадёжно устаревшим. Время, то растягиваясь, то ускоряясь, казалось, гудело в висках.

Хайнцу порой чудилось, что дорога в Вайшенфельд растянулась на месяцы, если не на годы. Он и пятеро его солдат сначала шли более-менее пустыми просёлочными дорогами, затем оказались на каком-то шоссе, где ощущение болезненной перекошенности всего вокруг достигло пика и больше не убывало ни на минуту. Большие дороги захлестнул хаос. Колонны отступающих войск, грузовики с ранеными, множество в беспорядке бредущих, как Хайнц и его отделение, пешком, донельзя изнурённых солдат — некоторые до сих пор с окопной грязью на шинелях. Вездесущие беженцы со своими дурацкими, вечно ломающимися повозками, которые не было никакой возможности обогнуть едущим следом автомобилям. По толпам военных и гражданских прокатывалась паника, когда кто-нибудь пускал слух, что «ами уже здесь». Никто не мог сказать, где сейчас линия фронта и как далеко прошли войска союзников. «Ами» (американцы) и «томми» (англичане), впрочем, считались куда лучше, нежели зловещие «иваны», от которых, по слухам, не было ни спасения, ни пощады на восточных землях. Хайнц иногда думал о своих родителях — наверное, стоило бы порадоваться, что они оказались в зоне оккупации союзников, те слыли не такими непримиримыми, как русские. Хотя Хайнц уже ни в чём не был уверен.

Хаос утвердился окончательно и неодолимо. Солдаты порой отказывались выполнять распоряжения командиров и, совершенно одичалые, с голодным огнём в отупелых глазах, вламывались в дома у дорог, чтобы вытребовать или отобрать у хозяев хоть какой-нибудь еды. По дорогам бессмысленным грузом везли артиллерийские орудия, для которых больше не было снарядов. Солдаты несли пустые карабины. Те же, у кого ещё оставались патроны, вполне могли пустить их против своих же офицеров. Такое Хайнц видел не раз — когда, например, какой-то майор, остановив грузовик с ранеными, требовал от водителя повернуть обратно, в сторону фронта, и ругался до тех пор, пока кто-то в кузове не закричал водителю: «Да пристрелите вы его! Ради всех святых! Убейте его к чёртовой матери!», и майор без лишних слов юркнул обратно в свою машину.

Несмотря ни на что, по-прежнему свирепствовала полевая жандармерия и лютовали патрули СС. Жандармы, прозванные «цепными псами» из-за остервенелой ретивости и нагрудных металлических блях-горжетов, проверяли всех солдат, направляющихся в тыл — даже тяжелораненых. Из задержанных — по большей части, отставших от своих частей, — набирали команды, которые тут же отправляли на фронт. Дезертиров вешали. Даже здесь, в центральной части Германии, можно было увидеть висельников с болтающимися на шее табличками: «Я не хотел защищать отечество». «Я не верил в фюрера». «Я — помесь свиньи с собакой».

Хайнца и его солдат задерживали неоднократно, и всякий раз Хайнц предъявлял листок, подписанный Штернбергом — где сообщалось, кто они и в какую часть направляются. Странно, но эсэсовцам и жандармам этого хватало. Создавалось впечатление, что любая вещь, к которой Штернберг приложил руку, принимала от него некую часть дара внушения.

Сутки за сутками склеивались в подобие лихорадочного бреда. Несмотря на то, что Хайнц то и дело сверялся с картой, они изрядно поплутали. Заночевали в амбаре. Вайшенфельд, по словам Штернберга, был тихим, отрезанным от мира горным поселением, но на деле оказался обычным, до краёв полным суетой городом, так же забитым беженцами, как и все прочие города, через которые Хайнцу и его солдатам пришлось пройти. Поперёк улиц стояли повозки, толпы людей бродили в поисках крова и пропитания, раздражая местных блюстителей порядка и создавая серьёзные препятствия для организации обороны. Фронт был близко, наступления союзников ожидали со дня на день. С обороной, впрочем, дело обстояло туго: город защищали лишь батальон ополченцев под командованием кого-то из сотрудников «Аненэрбе» да рота СС. Несколько дней Хайнц провёл в местных казармах — днём вместе с военными и гражданскими сооружал баррикады, а к вечеру одурело и глухо радовался тому, что у него, в отличие от многих беженцев, есть хотя бы ужин и крыша над головой. Среди солдат ходили слухи, что многие обосновавшиеся в городке сотрудники «Аненэрбе» в страхе перед скорым штурмом Вайшенфельда бегут дальше в горы. Тем не менее, находились ещё фанатики, которые твердили о победе — «мы победим, потому что у нас есть фюрер». Прочие лишь крутили пальцем у виска, а вождя если и упоминали, то исключительно словами «он» или «этот». И всё-таки все солдаты, независимо от убеждений, настораживались и волновались, когда вдалеке что-нибудь особенно сильно ухало или рокотало. Ещё жива была вбитая пропагандой неистребимая вера в «чудо-оружие». В один из дней, ровно в полдень, на горизонте что-то полыхнуло, беззвучно и ослепительно, синевато-белым светом — Хайнц тоже это видел и, несмотря на обречённое безразличие, взбудоражился вместе с остальными, тоже ходил толкаться на командный пункт, чтобы послушать радио, но, по-видимому, то оказалась лишь яркая зарница. Ближе к вечеру над Вайшенфельдом разразилась первая в этом году гроза. По радио ничего победительного так и не сообщили.

Ещё через несколько дней стало ясно, что никакого штурма не будет. Власти города приняли решение не держать оборону: слишком неравны были силы и слишком бессмысленны возможные жертвы. Правда, несколько мальчишек-гитлерюгендовцев из фольксштурма отказались выполнять «пораженческое» распоряжение и организовали дежурство возле въезда в город — там несколько четырнадцати-пятнадцатилетних парней, вооружённых фаустпатронами, терпеливо ожидали прибытия вражеских танков. Вскоре на пост гитлерюгендовцев явилась группа инициативных горожан, пожилых крепких мужчин, которые навешали подросткам затрещин и отобрали у них оружие. Оскорблённые мальчишки побежали жаловаться в командный пункт СС, но уже с неделю беспробудно пьянствующие там офицеры выпроводили парней руганью и пинками.



Оксана Ветловская

Отредактировано: 04.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться