Камера! Мотор! Любовь!

Размер шрифта: - +

Глава 6

За долгий перелет Каролина успела почитать, посмотреть фильм, прослушать дискографию «Deftones», поболтать с соседями и поспать. И всё равно ещё осталось время.

«Как далеко. Словно другой мир, край Вселенной! – улыбнулась она, когда в наушниках заиграла песня про Город Ангелов. – Думала ли я всерьёз, что когда-нибудь попаду туда? До сих пор не верится. Нужно было позволить Альберту ущипнуть себя!»

Она устала сидеть, хотелось уже ощутить под ногами твёрдую почву. Осознание того, что она в воздухе, рождало небольшой дискомфорт. Девушка откинулась в кресле и прикрыла глаза. Дремота подступила быстро, будто ждала за поворотом. Привиделся необъятный простор синего неба и небоскребы подпирающее его. Она увидела себя на крыше и вспомнила сериал, где главный герой думал о смысле жизни, стоя на краю.

Это был, конечно, Энтони – герой сериала и жизни Каролины. Она летела в его родной город и хоть и знала, что вероятность встретиться крайне мала, осознание того, что она будет теперь гораздо ближе, вызывало трепет. Каково будет ходить по улицам Лос-Анджелеса и представлять, что он гулял здесь, заходил в магазины, пил кофе в уличном кафе. Каролина уже предвкушала. И, конечно, фантазировала о случайной встрече. Неважно где и как, но мужчина обязательно заметит её и заговорит. Но она понимала, что на самом деле, если увидит Энтони, то впадёт в ступор, забудет, что люди умеют говорить и будет тупо пялиться на него. А он даже не посмотрит в её сторону и пройдёт мимо.

Наконец самолет зашёл на посадку. Все прильнули к иллюминаторам. Каролина сидела не возле окна, но соседка не возражала, что девушка заглядывает ей через плечо. То, что там было, стоило увидеть! Сердце учащенно забилось.

В начинающихся сумерках внизу раскинулась потрясающая панорама Лос-Анджелеса, Санта-Моники и побережья Малибу. Мириады мерцающих огней узкой косой разграничивали океан и берег, и если на секунду отключить голову, можно было представить, что это космос и системы звёзд. Самолет снижался, и Каролина различала всё больше деталей: освещенные полосы-дороги, автомобили, высокие здания. В центре сверкающего «космоса» вырастали огнями небоскребы центра города – Downtown LA. Река, как змея на отдыхе, прорезала город. Наконец девушка увидела освещенную посадочную полосу и откинулась в кресле. Она на месте. Прибыла.

- Я в Лос-Анджелесе, - прошептала она. – Поверить не могу.

- Что вы сказали? – соседка не поняла русскую речь.

- Ой, простите, - исправилась она. – Я сказала, что счастлива прилететь в Штаты.

Женщина кивнула, а Каролине стало ясно, что теперь придется всё время говорить, и даже думать на английском.

 

* * *

 

Когда она ступила с трапа и осознала, что теперь на американской земле, то едва не расплакалась, но подумала, как глупо и сентиментально будет выглядеть, что девушка из России рыдает от счастья в аэропорту Лос-Анджелеса. Представив, как над ней посмеются, она сдержалась.

«Надеюсь, меня встретят, - переживала она. - Хотя, что это я! Они люди серьёзные, важные, и оплатили перелёт не для того, чтобы бросить меня в аэропорту».

Терминал мало отличался от того, что был на родине. Пройдя необходимые при приземлении инстанции, девушка поплыла к выходу в новый мир.

Радостная улыбка не сходила с её лица, ощущение новизны окрыляло, делая походку невесомее. И, если бы не ноутбук и рюкзак за спиной и чемодан, который она катила, точно улетела бы куда-нибудь под потолок от эмоций, и работникам аэропорта пришлось бы снимать её с помощью стремянок. Коридор из встречающих с табличками был прямо по курсу. Она видела людей и у перрона, и у эскалатора, но своё имя не встретила и забеспокоилась – вдруг пропустила? Но опасения оказались беспочвенными, когда она прочитала на одной из табличек: «Кэрол Кэндис».

- Ой, это я! Я – Кэрол Кэндис, - она почти подбежала к ухоженной молодой женщине.

Чёрные пышные волосы в стрижке «ассиметричное каре», пронзительные синие глаза,  светлая кожа – американка была красива и стройна. Великолепное чувство стиля! Одетая в длинный плащ и чёрный в тонкую вертикальную полоску костюм-двойку она производила впечатление. Так же как тонкая талия и пышная грудь.

Женщина была на голову выше из-за шпилек на сапогах, обтягивающих изящные икры. Каролина дала бы ей лет двадцать пять. Она засмущалась своей фигуры, полных бедер и небольшой груди, старого пальто и ботинок без каблука. Собственные черты по сравнению с утонченным лицом женщины показались ей грубыми и несуразными.

«Всё равно, что глина перед фарфором, - погрустнела она. – Если у них все на киностудии такие великолепные, то я туда не впишусь».

- А я – Миранда Льюис – секретарь мистера Эсприта и координатор графика съемок, - американка улыбнулась накрашенными бордовой помадой губами и протянула руку.

Девушка пожала её прохладную сухую ладонь своей жаркой и влажной.

- Приятно познакомиться, я боялась, что не заметила табличку, - выпалила она.

Миранда снисходительно улыбнулась, и Каролина почувствовала себя глупой несмышленой девчонкой рядом с этой леди.



Регина Райль

Отредактировано: 01.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться