Камера! Мотор! Любовь!

Размер шрифта: - +

Глава 18

С утра Каролина проснулась от того, что кто-то ходил по комнате. Головная боль ворвалась в голову, ещё до того, как она распахнула глаза, а открыв их, увидела Миранду. Та цвела и пахла, буквально летала по комнате, собираясь на съемки. Девушка вспомнила, где провела ночь её соседка и чуть не разрыдалась снова. Она закрыла глаза и притворилась спящей. Но Миранду было не обмануть.

- Доброе утро, проснулась? – пропела она. – Поднимайся, такой чудесный день!

- Я ещё полежу, - Каролина накрылась с головой.

- Да брось. Тебе что – нездоровится? – сколько издевки было в её голосе.

- Отстань.

- Вижу ты не в духе, что случилось? – Льюис, сама заботливость, села к ней на постель. Но взгляд оставался гордым и пренебрежительным. Внешний вид Каролины: всклокоченные волосы, потеки туши на лице и кистях, распухшие веки – красноречиво говорили о том, как она провела вечер.

- Ты не ночевала дома.

- Верно, - Миранда закинула ногу на ногу. – Я же человек, а у всех людей есть… потребности, - она масляно улыбнулась, - ты же понимаешь о чем я!

Каролина возмущённо села на кровати. Голова гудела как с похмелья, слабость ломила тело. Её так бесила самодовольная ухмылка женщины, её высокомерный взгляд. Хотелось вцепиться этой стерве в безукоризненно уложенные волосы, повыдирать клочья из шикарного костюма и ударить по губам, чтобы кровь брызнула, а мерзкая улыбка пропала!

- Ты ночевала у Энтони! – прошипела она, сверкая глазами.

- А подсматривать нехорошо, – Льюис выглядела раздражённой. – Это не твоё дело. Он сам пригласил меня. Хотя… - она задумалась. – Если б ты рискнула подсмотреть, увидела бы много интересного. Такую страсть редко встретишь.

- Замолчи, бестия! – девушка зажала уши руками. Всё внутри сжалось и снова принялось кровоточить и болеть.

- А что ты думала, ничтожество, - Миранда, наконец, сбросила маску любезности, - что нравишься ему? Что между вами что-то возможно? – она встала и расхохоталась. – С такой как ты не будет встречаться даже уборщик, что уж говорить о таком мужчине, как Энтони! Шикарный, темпераментный, горячий!

- Заткнись! – Каролина запустила в неё подушкой, но промахнулась и уронила голову на грудь, еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться при этой змее.

- Вежливость и воспитание из тебя так и хлещут, - координатор отпихнула подушку ногой, - провинциальная простушка, неужели ты и впрямь надеялась… - она снова рассмеялась. – Съемки почти закончены, отправляйся в свою деревню, Америка – не место для такого сброда как ты! А Энтони – мой, ты проиграла, неудачница! - она подошла к двери и перед тем как покинуть дом, бросила: - Кстати, макияж панды тебе очень идёт.

Каролина сжала кулаки, со всей силы впиваясь ногтями в ладони. Но боли не хватило, чтобы остыть – злость и обида бурлили в ней. Девушка впилась зубами в запястье, и только тогда пришла в себя. Она высвободила руку и встряхнула кистью.

- Ненавижу! Почему так, почему? – слёзы снова скопились и наполнили глаза, но Каролина решительно смахнула их, запрещая себе плакать.

Она откинула одеяло и встала. От резкого подъема её качнуло, и она схватилась за спинку кровати. Посмотрев на себя в зеркало, не удивилась чёрной краске на лице. Она даже уснула в одежде. Плечи опустились, а уголки губ невозможно было поднять и домкратом.

 - Какое убожество! – бросила она и отправилась в душ – приводить себя в порядок.

Вернее, свою внешность. Потому что внутри всё казалось разломанным настолько, что не починить никогда. Безответная любовь оказалась горькой на вкус, разбитые надежды отдавали тошнотворным привкусом.

«Не было бы так больно, если бы я трезво оценивала свои шансы, а не витала в облаках, восхищаясь Энтони. Надо было включить голову! Но чувства всегда сильнее, никак с ними не поборешься», - думала Каролина, стоя под струей душа.

Закончив водные процедуры, она медленно начала одеваться – идти на съёмочную площадку не хотелось. Снова видеть победную ухмылку Миранды! А что до Энтони… Хотелось заглянуть ему в глаза и вместе с тем не видеть бы его никогда. Подмывало собрать вещи, поехать в аэропорт, купить билет домой и забыть обо всем, как о страшном сне.

Но сильнее хотелось заорать, упасть на колени и бить кулаками пол. Но Каролина просто шагнула за порог и закрыла дверь.

Она вошла в павильон и вступила в уже привычную суету процесса производства фильма. Обойдя камеру на рельсах, она увидела Райана с Энтони. Он разговаривал с режиссёром, даже улыбался, но вяло и невесело. Да и сам выглядел угнетённым или усталым. Небритое угрюмое лицо, встопорщенные волосы, отсутствие четкого пробора, и одежда, не отличающаяся обычной безупречностью: синие джинсы и клетчатая рубашка с расстегнутым воротом и закатанными до локтя рукавами.

Каролина остановилась, сердце защемило и сжалось до размера песчинки. Он был прекрасен даже сейчас в простой одежде, с небрежной прической и тусклой, но такой родной улыбкой. Но по-прежнему далекий и недостижимый. Давел поднял глаза и заметил её. Улыбка окончательно погасла, брови нахмурились. Девушка непроизвольно улыбнулась ему, но он отвел глаза и стал прощаться с Райаном.



Регина Райль

Отредактировано: 01.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться