Камешки 2 (первая Школа)

глава 9

 

 

Глава 9

 

ГУАЙ. Выход

 

Когда разверзаются небеса и на землю обрушиваются лавины дождя, в разъяренных волнах гибнут даже сильнейшие, пропадает и их богатство. Следует всегда помнить о такой опасности. Тем более в отношениях с людьми. Ее создают те из них, кто не обладает большим умом, потерял контроль над собой и сметает все традиционные устои. Постарайтесь сделать их так, чтобы потоки зла не поглотили все самое доброе.

(Книга Перемен)

 

Если бы кто-то спросил у Яса, желает ли он трудиться на благо старой школы или предпочитает и дальше маяться дурью и лениться, он бы без сомнений выбрал второе. Лениться ему было не скучно. Тем более даже в отсутствие каких-либо важных дел он нашел себе занятие — наблюдал за взаимоотношениями кота и шуршалок и уже даже успел прийти к выводу, что рыжий проходимец у бедных пещерных рыболовов устроился в качестве короля. Как уж он убедил их в своем высоком происхождении, Яс понять не смог. Но рыбу они ему носили исправно, позволяли заглядывать в норы и даже начинали возмущенно щелкать, когда непонятливые люди кота прогоняли.

В какой-то момент Яс даже заподозрил, что влитое в кота зелье очень здорово повысило его интеллект. И почти два дня приставал к Шелле с предложением воспользоваться обменной коробкой и приготовить зелье еще раз. А потом провести испытания, подлить его, например, мастеру Румину. Ну или крысу какую-то поймать, если ей настолько жалко старого зануду.

Шелла, к сожалению, не согласилась.

А Малак еще и сумел доказать, что идея с мастером Румином совсем плоха. Просто предположил, что зелье коту добавило убедительности, а вовсе не ума. А уж Румин с возросшей убедительностью откровенно пугал.

В общем, Яса во внеплановой практике все устраивало. Но потом кто-то вспомнил, что в школе есть целая куча бездельничающих студентусов, и стал искать для них занятие. В результате Яс с друзьями и обменной коробкой оказался в оранжерее. Буркет там как раз сожрал все опасные растения и теперь продолжал объедать неопасные, пользуясь тем, что маги-растеневоды этого не видят. Студентусам же пришлось нежно и аккуратно собирать упавшие с экзотических деревьев ветви, подрезать кустарники и стараться не вытоптать цветы.

Яс под шумок пытался засунуть что-то  в обменную коробку. Просто из любопытства. Ему было очень интересно, что пришлют взамен. А Шелла шипела и ругалась, потому что в ее разумную голову пришла мысль, что нельзя менять что попало на другое что попало. А литература, где бы описывалось, что на что и зачем менялось, ей что-то не попадалась. Попросить же Роана, имеющего доступ в местную библиотеку, поискать еще и в ней, девушка пока не решалась.

— А может это попробуем? — спросил Яс, показав Шелле красивый резной листик, оборванный с ближайшего куста.

Водница отошла от парня на несколько шагов и раздраженно дернула кустик выпустившего колоски сорняка, которому места в приличной оранжерее точно не было. Сорняк в земле сидел прочно и поддаваться не желал. А Шелла не желала выпускать из рук обменную коробку, подозревая, что тогда Яс точно напихает в нее всего подряд и от всей души.

— Злюка, — проворчал парень и обернулся в поисках поддержки.

Увы, но поддерживать его никто не собирался. Малак уныло шелкал секатором возле куста, от которого не отходил с того момента, как студентусов пустили в оранжерею. То ли вырезал там что-то высокохудожественное, то ли просто делал занятой вид, чтобы и его не припрягли к выносу мусора, как и некоторых умников, решивших, что можно поиграть в зарослях в карты и никто этого не заметит.

Джульетта и Льен, присев и склонив головы друг к другу, по очереди тыкали пальцем в светло-зеленый росток, обнаруженный под кучей убранных ветвей, и что-то обсуждали. Возможно даже то, а не вернуть ли ветви обратно, вдруг это растение ценное и в других условиях оно не растет. Хотя Яс подозревал, что тему для разговора они нашли поинтереснее.

Денька с обреченным выражением на лице отцеплял от штанины мелкие колючие семена, которые собрал, сам того не заметив, и за которые уже был обруган мимопробегавшим незнакомым магом. Маг утверждал, что семена ценные, и обещал открутить голову за утерю даже одного. Когда он успел их пересчитать, никто так и не понял, но Денька почему-то поверил и обращался с семенами, как с драгоценными камнями.

Остальные были далеко и перекрикиваться с ними Ясу не хотелось. Только ненужное внимание привлечешь.

Вместо этого парень стал наблюдать за буркетом, который, опасливо оглядываясь, обрывал с цветущего розовыми метелками куста листочки, клал их по одному в рот и с явным наслаждением жевал. Куст, кажется, был из особо ценных и редких. Поэтому буркет опасался не зря. Но вот того, что увидев всего лишь мастера Росно, абсолютно равнодушного ко всей этой зелени, буркет шарахнется и с треском вломится вближайшие заросли, Яс точно не ожидал.

— Что это с ним? — спросил Малак, отвлекшись от щелканья секатором вокруг куста.

— Не знаю, — отозвался Яс. — До сих пор он так только на черную траву реагировал. Даже от детей сбегал с большим достоинством и меньшей поспешностью.

— Может у мастера Росно полные карманы черной травы, — равнодушно предположила Шелла и, все-таки положив обменную коробку на землю, правда так, чтобы Яс до нее не дотянулся, вцепилась в сорняк обеими руками.

Яс хмыкнул и пожал плечами, решив для себя, что мастер Росно очень подозрительная личность.

 

 

Ленс Дановер тем временем успел устать от маленького городка и людей его населявших. Бывшую жену эти люди либо не знали, либо знали и преподносили ее достоинства до небес. Расскажи он даже кому-то, из-за чего с ней развелся и как она отомстила обидчикам, это мнение вряд ли бы изменилось у кого-либо. Наоборот, ее бы еще больше зауважали, и в следующих пять-десять лет всех новорожденных девочек только Лилами бы и называли. Она и так для них героиня и мученица. Даже умереть не смогла спокойно — исчерпала остатки своего дара, пытась спасти дочку и ее мужа, вот и погибла.



Таня Гуркало

Отредактировано: 07.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться