Камни Таэры: Любовь и Закон.

Размер шрифта: - +

Глава 3.

 

Территорию, находящуюся под контролем пиратов, выехав из Либертины, Арэн миновал за остаток тех суток, когда еще действовал наведенный облик. Обошлось без происшествий. По-видимому, все окрестные пираты отправились на Черный Призрак, пировать в честь короля Сотэра.

Арэн отыскал тропу близ Старых Скал, о которой говорил Орм, и поехал по ней.

Обличье вскоре сошло с него, и Арэн принял свой, прежний, облик, когда усталый, изможденный дорогой, достиг того самого старого могильника, который Орм посоветовал объехать стороной. В середине могильника, к своему удивлению, Арэн увидал контуры старого, черного замка и несколько деревьев, облепленных воронами. Могилы имели надгробия в виде больших мраморных фигур, башен, стел и просто стоящих вертикально камней.

Арэн свернул с тропы, ведущей прямо в сторону могильника, и по бездорожью двинулся в сторону перелеска, что начался невдалеке. Неожиданно, там он обнаружил вполне проезжую стежку, ведущую вглубь леса. Она поворачивала в нужном направлении: в сторону Торма.

Он ехал и ехал; редкий лесочек становился всё гуще и гуще, пока, наконец, не пошли стройные, высокие деревья. Дальше пейзаж не менялся. А родника с чистой водой или хотя бы спелых ягод пока не попадалось. Конь его притормозил, и, видимо, устал, и он спешился и пошел с ним рядом, ища пристанище для краткого отдыха. Вскоре Арэн свернул с тропки на небольшую полянку и остановился на ней. Распряг коня, дал ему попастись на травке. Да и сам присел отдохнуть.

Вдруг, прямо со стороны деревьев, а не от дорожки, к нему вышел незнакомец, в длинном коричневом одеянии и с посохом. Седой старик с белыми мохнатыми бровями, с покрытым морщинами, коричневым от загара и ветра, лицом…

- Здорово, путник!- приветствовал он Арэна.

- Здорово, дедушка!

- Никак, в Ангкор движешься, мил человек?

Арэн промолчал.

- Не бойся. Я не шпион, не соглядатай. Совет могу дать. Не возвращайся уже к Старым Скалам. Следуй в Торм. Нет там пока коричневых Отцов. И от преследователей ты ушел. Они тебя поджидали на пути в Либертину. В Торме ищи судно. Погодка тихая, доплывешь в Ангкор морем. Надо спешить. От Барга до Амореи по суше для тебя все пути перекрыты, тоже везде поджидают.

Арэн внимательно, но уже без опаски, посмотрел на коричневого старца.

- Да, и еще… О том даре, что был тебе дан в Амбриане, не забывай. Не простой то подарок.

Сказав так, старик удалился по направлению к тропе, и тут же пропал прямо на глазах...

«Неужели… Повелитель животных, собственной персоной, легендарный Коричневый Старик, говорил со мной? – изумился, приходя в себя, Арэн. - И… Да. Тот флакон… Как я мог забыть? Что же… мне было сказано?»

И он вдруг…Будто услышал вновь те слова, они зазвучали в его голове. «Если случится так, что ты будешь намерен защищать короля или принца своей страны от грозящей им гибели или если в ближайшие две недели захочешь посетить дворец в Аморее, то предварительно выпей содержимое этого флакона»…

«Я исполню то, что она повелела… Хотя, не понимаю, зачем она дала мне этот подарок. Но я и одно из перечисленного собираюсь сделать, и второе», - подумал Арэн и достал флакон, еще раз взглянув на него. Да, сбылось и то, что он собрался защитить королевскую семью, и срок его поездки…

Он открыл флакон и выпил содержимое. Жидкость почти не имела вкуса, и он сразу ощутил только легкость, почти невесомость. Будто стал бесплотным. Или – наполнился светом. Он даже ощупал свое лицо. Но, вроде бы, оно осталось прежним.

Арэн прибыл в Торм незадолго до заката, продал коня, и сразу поспешил к морю, а именно, к лачугам, где жили рыбаки. Он решил, что опасно идти на главную пристань и нанимать большой корабль.

 

В рыбацком районе города он наводил справки, но никто не хотел сейчас совершить путешествие в Ангкор. Все отказывали ему. Вскоре, один рыбак посоветовал ему обратиться к Уэнну, указав при этом в сторону лачуги, которая располагалась неподалеку от старого маяка.

Арэн пошел по побережью, спугивая с круглых, отшлифованных морем, валунов вылезающих на сушу крабов и стаи сытых, крупных морских чаек. Они летали повсюду, а над берегом, чуть в отдалении, нависали слоистые желтые скалы из ракушечника и мела.

Арэн нашел Уэнна около его жилища, где тот распутывал сети. Вокруг, на циновках, была разложена на просушку соленая рыба, бегала детвора, и сытый серый кот, сидя на бочке с водой, смотрел на заходящее солнце одним лишь приоткрытым глазом. Изредка до Арэна, который прошел сюда по узкой полоске не занятого обломками скал берега, долетали соленые брызги. Он постоял здесь немного, не в силах подойти и спросить про лодку, в последней своей надежде.

Но рыбак, к счастью, оказался сговорчивым. Он сам поманил рукой Арэна, и когда тот подошел и спросил, не поплывет ли он в Ангкор, рыбак Уэнн улыбнулся:

- Что, люди посоветовали у меня спросить? Да, рыбы у меня уже предостаточно… И, хотя сейчас – самый лов, и многие только тем и заняты, что закидывают сети, я не против съездить и продать то, что уже наловил и засолил. А дети брата кушать хотят не только рыбу. Оплатишь дорогу – довезу, чего уж там. У самого – дела и родственники в Ангкоре.

- Оплачу, конечно. Это – задаток. Остальное – когда пребудем, - Арэн протянул ему деньги.

- Понятное дело, - сказал Уэнн. - Да, и еще. Одного человека ещё возьмем. Он поплывет с нами.

- Кто он? – насторожился Арэн.

- Хороший, вроде, человек. Только, ни я, ни он сам, не знаем, кто он. Дело в том, что он был очень болен, когда мы его нашли. И бредил. Долго лежал в беспамятстве.

- А где вы его нашли?

- Мы с братом обнаружили его в лодке, которую прибило к берегу. Вначале подумали: утопленник… Но, почему в лодке? Потом послушали: вроде дышит. Принесли домой. Знахарку позвали. Говорила она, что дело нечистое с ним хотели сотворить, но не довели до конца. Долго она за ним ухаживала, пока он хоть глаза открыл. И до сих пор до конца не здоров, и о себе ничего не помнит. Но, хочет в Ангкор.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться