Камни Таэры: Любовь и Закон.

Размер шрифта: - +

Глава 4.

 

 

 

У Дунавана все рано вставали, и рано ложились. Еще солнце не закатилось за горизонт, а Тиона уже легла спать. И… вновь перенеслась сознанием в Сатору.

*

Вечером у художника, придворного мага Сьённа собрались гости, они сидели в большой гостиной. Азалия и Денваль тоже присутствовали на званом вечере, возле Азалии сидела Лорелея. Люди разговаривали о делах, о положении в городе. Пришли сообщения, что войска Саторы, вышедшие навстречу колдунам Кардисса и их войску, соединились с волшебниками Руна, которые тоже выставили отряд сильных магов. Битва предстояла где-то между Вэтхардией и Саторой. На юге, в Свободных Сеньориях, тоже собирались силы сопротивления Кардиссу, они планировали освободить занятую колдунами Змеи город Артэссу.

- Битва предстоит тяжелая, - сказал Денваль. – Жаль, что я еще болен… Маги Кардисса успели поднять мертвецов и черных колдунов прошлого… И, должно быть, у них имеются те же самые союзники, что и у Отцов Крона. И, быть может, и горбун Аббадон с ними… Он жив. Черная нечиcть, варганы, пещерные шакалы и хранки, тоже будут пакостить. Если колдуны победят, путь на Сатору будет открыт. Потом они укрепятся здесь, и двинутся на Рун.

- Рун им не взять. Древняя магия Зеленых Гор, сильные места, сильные волшебники… Конечно, большинство из них осталось там, им нельзя сейчас покинуть и оставить Рун без прикрытия, - сказал Армуальд.

- Рун не может пасть, - согласился с ним Сьенн. - Будем надеяться, что враг не прорвется и сюда, в Сатору.

Лорелея потихоньку вышла, зажгла в коридоре свечной фонарь, и пошла из гостиной Сьнна вглубь лабиринтов коридора. Она знала, что во дворце герцога Вазаррия, который предоставил несколько комнат Сьенну, была обширная библиотека. Двери там не запирались, а книги выносить не позволяло сильное заклятие, наложенное на залы библиотеки.

Она поднялась по лестнице наверх, нашла нужный зал, и вошла в длинное помещение с большим витражным окном по центру. С обеих сторон, были стеллажи с книгами, в несколько этажей, с деревянными лесенками к ним, ярусом балконов, и множеством столов внизу.

- И как тут найти, что мне нужно? – спросила она вслух. Конечно, она хотела бы разыскать что-нибудь про Меч Закона… Который нужен Арэну.

Лорелея никому не рассказала о том, что случилось в Царской усыпальнице…

Она услышала, что кто-то еще пробрался в библиотеку, и обернулась. Это была Винтресса, дочь мага Армуальда.

- Лорелея! Я искала, куда ты ушла, - воскликнула она. – Я не была сегодня на церемонии прощания с Арэном: оставалась ухаживать за Денвалем, да помочь по хозяйству, знали все, что будут гости… Хочу хотя бы опустить на воду этим вечером поминальную свечу…

- Поминальную свечу?

- Ну да. Этот обряд существует в Аморее везде, где множество рек и каналов. Как в Саторе… Вечером, после обряда положения гроба в усыпальницу, люди выходят на улицу, и пускают по реке свечи, закрепленные на маленьких плотиках, цветы и венки… Считается, что эти свечи освещают путь ларрам, которые провожают души усопших. А душа, что покинула тело, вначале облетает на земле все знакомые места, к которым привязана и которые любила. И лишь потом попадает в мир грёз и высшей магии. И остается там навсегда, или же просто отдыхает до следующего воплощения. Душа может заблудиться и остаться бродить по земле навсегда, если ей не помогут и не укажут путь ларры… Каждая поминальная свеча призывает одного из таких ларров… Таковы поверья. И особенно сильны они здесь, в Саторе, в городе каналов и мостов…

- Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой, на улицы Саторы? Участвовать в этом обряде? – спросила Лорелея.

- Да. Я уже всё приготовила… Спустим свечу на воду. Мы не будем отплывать далеко. Солнце уже зашло, и можно совершать обряд…

- Хорошо. Я пойду с тобой.

- Возьми только накидку, сейчас прохладно.

 

Вскоре, они вышли из дворца. Там, где был выход сразу к реке. Каменные плиты набережной и ступени. Около пристани стояла легкая, узкая лодочка. Винтресса заплатила лодочнику, и они поплыли по каналу, к ближайшему мосту, туда, где канал выходил в один из притоков Тулинны. Лодочник запел печальную песню. Вокруг, на улице, постепенно зажигались масляные фонари, отражаясь в реке.

Они вышли близ моста. В этот вечер на набережных было многолюдно.

Многие опускали на воду маленькие лёгкие плотики или миниатюрные, специально выточенные поминальные лодочки, на них были свечи и дары ларам. А также, бросали в воду цветы и венки.

Лодка ушла, а Лорелея и Винтресса остались на гранитных ступенях, что спускались к воде. Вблизи моста и выхода канала в широкий приток. Винтресса опустила на воду купленный заранее маленький плотик с прикреплённой свечей, зажгла свечу и опустила плотик на воду. Он поплыл, уносясь водами, вышел в широкий водный поток, и затерялся среди других подобных даров, спущенных на воду реки… Девушки поднялись на мост, и долго наблюдали за тем, как проплывают по реке, несомые волнами, святые дары. Отсюда было видно людей, что стояли у парапета набережной. Многие из них держали в руке свечу. Сюда доносились звуки лютни, и музыка была грустной…

 

- Что в имени тебе моем… Оно – лишь ветер,

Что пишет письмена на облаках...

Что - боль моя? Что - мой священный трепет?

Не думает весна о мотыльках...

Что в имени тебе моём? Оно исчезнет.

Сотрёт закат лицо, оставив тень…

 

Строки сами всплыли в её памяти, и Лорелея запела, попадая в такт далекой мелодии лютниста.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться