Каникулы Анджея по прозвищу "Эльф": Наследники для наследия

Размер шрифта: - +

Забег и его последствия. .

*Забег и его последствия.*

Первым, спустя полтора квартала, сошел с дистанции Барсик. Завидя чахленькое деревце, он метнулся к нему и в мгновение ока, оказался на самой макушке. Псина, полностью проигнорировав кошачий маневр, продолжила забег. В глазах девчонки Максина рубашка имела нулевую ценность, ну а у меня наблюдалось полнейшее равнодушие к Барсику, так что мы просто разделились по интересам.

Соответственно в гонке осталось два участника: я и псина. Точнее, псина и я. Причем, не смотря на все мои старания, расстояние между нами не сокращалось. Похитительница рубашек по-прежнему летела вперед как пуля, то есть быстро и напролом. Хорошо, хоть больше никаких столкновений не случалось. Встречные пешеходы, заметив нас, стремились побыстрей уступить дорогу. С другими же нам просто везло.

Мой видимый мир сузился до мохнатого хвоста и пары метров позади него. Сосредоточенность на беге взяла под контроль дыхание, придала рациональность движениям и очистила мозг от отвлекающих мыслей... ровно до тех пор, пока я с разгону чуть не влетел под грузовик.

Автомобильный гудок и сам по себе вещь не слишком тихая, а уж в дуэте с визжащими тормозами впечатление производит просто неизгладимое. Во всяком случае, дурь с мозгов в момент слетает. Впрочем, от самой соображалки тоже мало что остается. Хорошо хоть пробужденные внезапным испугом рефлексы сработали, остановив хозяина на самом краешке тротуара. Еще б полшага и промчавшееся мимо естественное продолжение звуковых эффектов, в виде нехилого грузовичка, стало бы моим последним в жизни незабываемым впечатлением. Впрочем, незабываемым оно станет в любом случае, поскольку я тут же себе очень твердо пообещал себе относиться гораздо серьезнее и к улицам, и к правилам дорожного движения. Кроме того, стало абсолютно ясно, что догонялки закончены, а Макс прекрасно проживет без рубашки. Перебьется как-нибудь. Ни одна ж она у него, в самом деле. Так что бай-бай... – мог взгляд сфокусировался на проезжей части, отыскивая лохматое пятно, – ...тварюжка?..

Мысль споткнулась на понимании, что грузовик, в общем-то, гудел не мне, а четвероногой похитительнице, которая, презирая смертельную опасность, продолжала бежать вперед. Уже перед самым тротуаром на какое-то мгновение показалось, что на жизни глупой животинки поставлен крест, но ей удалось выскочить прямо из-под колес автобусной туши. Во всяком случае, на асфальте не осталось никакого жутко-кровавого украшения.

Высмотреть псинку на другой стороне не получилось, поскольку стоящие на переходе в ожидании зеленого сигнала люди закрывали обзор.

"Пожалуй, теперь точно бай-бай, – послал я мысль вдогонку собаченции, подводя окончательный итог забегу, – рад, что тебя не размазало по асфальту. Хотя не могу сказать, что ты этого не заслужила, но я не кровожадный. Поэтому теперь можешь пойти и спокойно подавиться этой мокрой тряпкой, в которую, несомненно, уже превратилась Максина рубашка! Я же иду домой. Даже по сторонам смотреть не буду!"

Словно испытывая мою твердость, светофор сменил красный на зеленый, открывая безопасный путь на другую сторону. Но мое желание закончить гонку осталось непоколебимым.

Развернувшись, я направился домой. Во всяком случае, попытался, но неуспешно, потому что на меня вдруг накатилось пузо. Огромно-круглое и в старой грязной куртке. Оно могло закатать в асфальт не хуже грузовика. Однако две мощные руки, схватив за грудки, выдернули меня из-под надвигавшейся опасности наверх, к раскаленной от гнева физиономии.

 – Тх-хы!!! – прохрипел мне в лицо хозяин пузища и рук, после чего, задохнувшись, судорожно втянул в себя изрядную порцию воздуха.

 – Э-э... Я? – мое недоумение значительно перевешивало испуг.

 – Хх-хы! – малоинформативно выдал пузан, повторно обдавая меня потоком далеко не самого свежего воздуха. На большее его не хватило, он буквально задохнулся и, восполняя запасы кислорода, тяжело задышал, пытаясь при этом взглядом выразить совсем невежливые благодарственные слова в мой адрес.

А, между прочим, зря. Уж не знаю, зачем он гнался за мной, но только при явном недостатке физических упражнений в его жизни, стоило бы радоваться любой случайной спортивной нагрузке. Так, глядишь, и дойдет до него, что собой надо заниматься. Ну, а дальше, зарядка, пробежки, похудания какие-нибудь... и, естественно, отсутствие меня на его жизненном пути.

Кстати, к последнему я был бы рад перейти незамедлительно. Но для этого требовалось узнать, чего он, собственно говоря, прицепился. Поэтому я так и спросил:

 – Дядь, ты чего, а?

Эффект превзошел все мои ожидания.

 – Ты чего?! – заорал он мне в лицо, потрясая мною же в воздухе, – ты чего?! Ты чего?!!

Крик становился громче и громче, тряска все сильнее и сильнее, а мое недоумение-раздражение все больше и больше. Во всяком случае, до той минуты, пока в поле зрения не попала лысина возмущающегося.

Надо признать, Барсик поработал на славу. Жаль только, коготки у него не шибко большие. Будь они хотя бы в полразмера тигриных, то у меня на пути к дому не возникло никаких проблем. Оскальпированный мужик лежал бы себе тихонечко в больнице, а я спокойненько шел по своим делам. Так нет. Котик разодрал мужику макушку именно до такой степени, чтоб тот в приливе ярости, проигнорировав свое неспортивное сложение, принял участие в гонках, а теперь трясет мною как честно завоеванным призом. Вот только мне этот аттракцион начал уже поднадоедать. Но заговорить об этом я не рискнул, так как, во-первых, боялся в такой тряске язык прикусить. А во-вторых, если мужик от первого простенького вопроса в такой раж вошел, кто ж знает, как его после второго перекосит. Еще, не дай бог, шибанет "добычу" сдуру об асфальт...

Неожиданная помощь пришла в лице немолодой, но весьма решительной женщины. Подойдя почти вплотную, она стальным командирским голосом поинтересовалась:



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться