Каникулы Анджея по прозвищу "Эльф": Наследники для наследия

Размер шрифта: - +

*Отступление: Сон Макса-третьеклассника*

*Отступление: Сон Макса-третьеклассника *

Один из снов Макса-третьеклассника, который он записал после пробуждения, но потом об этом забыл.

Я прошел знакомыми переходами до Эльфьей норы и, не обращая внимания на приветствие дежурного палача-тюремщика, буквально упал на свободный стул:

– Друг мой, не надо церемоний. Я сегодня и так с самого утра на ногах из-за этого идиотского праздника... Коротко расскажите, что происходит.

Высокая фигура дежурного, слегка покачнулась, и помещение наполнил скрипучий, но громкий бас:

– Сегодня Мастер занимался придумыванием считалки.

– Считалки? — оживился я, – любопытно.

– Только у него чего-то с рифмой не заладилось. Нервничал сильно по этому поводу...

– Так ты что-нибудь записал?

– Конечно, повелитель. Сейчас прочту, — тюремщик вынул из кармана бумажный огрызок, — вот: "Жил потомок-это один. С несестрой – это два. Дружил с врагом – это три. У которого слуга – это четыре. И подарок – это пять. К ним пришла двойная слабость. Угадай в чем их семь".

Усмехнувшись, я протянул руку за бумагой:

– Забавненько. Ну-ка дай мне прочесть самому.

– Прошу вас, повелитель, – ответил слуга, с поклоном подавая мне листок.

– 'Жил потомок... '– меня тут же прервал жуткий вой, доносящийся из соседней комнаты, – что с ним?

– Как я говорил, он очень разнервничался из-за считалки.

– Давай посмотрим, – сказал я, вставая.

– Как прикажете, повелитель.

Дежурный подошел к двери и посмотрел в глазок.

– Ох, бедолага! – прошептал он, и, вздрогнув, с испугом посмотрел на меня. Я невольно усмехнулся, от чего тюремщик позеленел и, упав на колени, запричитал:

– Милости, мой повелитель! Я не хотел! Я верен вам до последней капли крови! Я никогда не предам вас! Я...

– Встань, – устало перебил я, – пора бы заметить, что я не такой упертый, как в слухах. Пожалел моего врага... так и я его жалею. Он ведь враг не настоящий, а исторический. Будь он разумен, я б скорей всего выпустил бы его... А так. Пусть уж все идет, как идет. Официально разрешаю тебе быть подобрее со своим подопечным. Что там?

– Бьется головой о стену, повелитель, — поднимаясь с колен, произнес дежурный, — Уже идет кровь.

– А ладно, – сунув мешающий мне листок в карман, я хлопнул в ладоши и преобразовал его в Гул. За стеной все успокоилось, – Иди, обработай его раны.

– Слушаюсь...

– И вот еще... У тебя вроде внук есть. Сколько ему?

Дежурный заметно затрясся:

– Пять, повелитель.

– М-да, еще малец совсем... Ну, ничего, - продолжал я, не обращая на ужас в глазах тюремщика,- Сменишься, отведешь его в дворцовую школу. Мне нужны такие люди, как ты. Но… сам понимаешь, там уже как специалисты скажут.

– О!.. – с восхищенно преданным взглядом палач опять упал на колени, – благодарю вас, повелитель. Эта такая честь!

– Мое дело только дать шанс, дальше сами, – я развернулся и вышел из комнаты.

Опять длинные темные туннели ходов-переходов приводят меня к неприметной двери. Не стуча захожу внутрь. Сидящий за столом грузный человек, начинает подниматься.

– Сиди уж, – бросил я, останавливая движение столь могучего организма, – сегодня-завтра в школу придет старик дроульл с пятилетним внуком. Организуй мальчику тестирование. И чтоб нашли у него что-нибудь. Мне плевать, талант ли, недоразвитость или и то и другое, но чтоб мальчик оказался зачислен на какую-нибудь программу. Предложишь скидку за обучение так, чтоб он с радостью оставил заложника. Следить на общих основаниях.

Не дожидаясь выражений почтений, я вышел из кабинета. Теперь мой путь проходил по открытым территориям, но к моему удовольствию они оказались практически безлюдны. Так, только пара слуг мелькнуло. Я вышел в малый солнечный зал. Хотя правильное его название малый зал аудиенций, но с тех пор как отец повелел пробить в нем пару дополнительных окон, он почти официально стал называться солнечным. А еще здесь был небольшой балкон...

С наслаждением вдохнув свежий воздух, я достал из кармана считалку, собираясь ее еще раз перечитать, но неожиданно сильный порыв ветра вырвал бумажку прямо из моих рук. Листок, желтой птичкой, взметнулся вверх, кувыркнулся и скрылся за углом здания. Обидно, даже проснуться хочется...



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться