Каникулы Анджея по прозвищу "Эльф": Тандем

Размер шрифта: - +

Знакомство

 *Знакомство*

 Внешность Юрия Рафаиловича по жизни затмевала его одёжку. Тем более сейчас, когда отросшая седая щетина своей белесостью «резонировала» с прилизанной опять же седой шевелюрой, «удачно» гримируя стариковскую голову под обнаженный череп. Оставалось только вручить дедушке косу в руки, и никто не отличил бы его от классического образа смерти. У неподготовленного человека, особенно при беглом взгляде, вполне могло сердечко екнуть. Поэтому невольное желание Жалусты улучшить увиденное стрелой во что-нибудь жизненноважное хоть и осуждалось, но вызывало понимание.

Впрочем, как оказалось, правильный подбор костюма способен был поднять мозги дыбом даже у довольно подготовленного товарища. Я так с первого взгляда на его одеяние вообще чуть обратно в лес не убежал. Вернее, споткнулся и пару шагов назад сделал. Причем каждая деталь его наряда сама по себе не выглядела чем-то особенным, но собранные вместе –  словно скелет, украшенный изнутри остатками внутренностей. Да еще при каждом движении как будто черви двигаются. В общем, талантливого модельера, создавшего этот шедевр, стоило удавить еще в колыбели. Мне еще повезло, что старик-страхолюд не смотрел в мою сторону, а заботливо помогал своему императору усесться на пенек, тем самым невольно давая мне возможность чуть-чуть свыкнуться с его одеянием.

 – И все равно, Юрий Рафаилович, – тем временем говорила Лета, – Максу нужна квалифицированная медицинская помощь...

 – Девочка, поверь,– присев, старик задрал внучку штанину и принялся снимать повязку с ноги, – в медицине я сам весьма неплохо подкован. А уж по ранениям так спец, каких поискать.

 – А медикаменты? – не успокаивалась сестра,– хотя бы свежие бинты?

 – Достану. Просто сегодня праздник... Да еще с шествием что-то случилось. Причем прямо перед входом в парк. Служб разных понаехало... Нет, Гыкуку, – остановил он псину, порывавшуюся лизнуть Максину рану,– не стоит.

 Осторожно сняв шапку, я оторвал от короны пару листиков побольше:

 – Попробуйте это приложить, Юрий Рафаилович.

 Не замечавший меня до этого Максов дед повернул голову и как сидел на корточках, так и повалился на землю.

 – Мастер-Эльф! – пробормотал он, выпучив глаза не то в испуге, не то восхищении.

 – Анджи, что это?– подскочила ко мне Лета и тут же уколола руку, попытавшись дотронуться до короны,– Ай! Да как ты такой кактус на голове носишь?!

 – Не трогайте ее! – грозно крикнул старик с земли, – Только Мастер-Эльф ее может снять. Сам. И то только после того как она отцветет.

 – Так она еще цвести будет?! – возмутился я.

 – Обязательно! – дед с трудом встал на четвереньки

 – У меня на башке цветулечки будут зреть?!– от удивления внутри сдетонировала злость,– Да я этот кустарник сам обстригу!

 – Не советую... – охнув, он распрямился, оставшись стоять на коленях.

 – Это еще почему?

 – Заново отрастет... – старик помассировал поясницу.

 – Ка-ак отрастет?

 – Как – как... просто! – не вставая, он подвинулся поближе к раненной императорской ноге,-– корни она уже пустила, вот из них и прорастет.

 Перед глазами моментально возникла картинка, как корни короны, прорастая сквозь череп, червями погружаются в мозг. Кажется, я физически ощутил их движение и, пискнув судорожное «Нет!», задрожал всем телом. Однако на пути иррационального страха встала моя старшая сестренка. Обняв, Лета прижала меня к себе, и жуткие видения ослабили свой напор.

 – Да как у вас только язык поворачивается говорить такое! – возмутилась она, – совсем уже на старости лет шизанулись на своем палачестве! Детей запугивать решили? Тут итак все в стрессе на нервах, и вы еще со своей дикостью. Корни проросли! Да большей глупости я в жизни не слышала!

 – Да почему же глупость? – обернулся к нам старик, – я сам читал в хрониках, что когда Мастер-Эльф хотел изменить вид короны, то он одевал ее, обстригал, а потом заново проросшие ветви укладывал нужным ему манером...

 – Дед, – вмешался Макс, – отсюда совершенно не следует, что корона корни в голову пускает. В конце концов, древние Мастер-Эльфы не были ни садистами, ни мазохистами, чтоб держать неконтролируемую гадость у себя в голове.

 – Ну, не знаю,– пошел «знаток» на попятный, явно не раскаиваясь в запугивании,– да и неважно все это. Она отцветет и будет сниматься-одеваться почти как обычная корона. А пока, – он протянул руку, – дайте-ка мне листики.

 Не решаясь покинуть успокоительных Летиных объятий, я весьма неприязненно посмотрел на лопату его ладони. Видимо, почувствовав мое состояние, Жалуста вышла вперед, отгородив нас от мудрой страхолюдины. Причем в руках амазонки снова была стрела, ну и лук, разумеется.

 Дед как ее увидел так сразу и отпрыгнул. Прямо как стоял на коленях, так и отпрыгнул.

 – Мастер-Эльф! Умоляю!– заголосил он, в момент растеряв свой апломб палача, – остановите рабыню! Она ж не моргнув глазом убьет!

 – Что?– выдали мы хором с Летой, под многозначительное Максово «А-а?!»

 – Быстрее, она ж само мое присутствие воспринять как угрозу Вам! Их же натаскивают как бешенных...

 А вот это меня уже возмутило.

 – Сами вы бешенные! – заявил я, вырываясь из Летиных рук, – она абсолютно нормальная девчонка!



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться