Каникулы Анджея по прозвищу "Эльф": Тандем

Размер шрифта: - +

*Настройка перехода*

*Настройка перехода*

Убрав остатки перекуса, я приступил к повторению фокуса "пожалей Жалусту". Вот только как ее жалеть, если она смотрит на тебя с весьма хитрым прищуром, без намека на какую-либо расстроенность.

Тогда я, вспоминая ее слезы, стал уговаривать себя, что она бедная, несчастная, растерянная, оторванная от родных и друзей, вдали от своего дома, потерянная, беззащитная... Скучающая "беззащитная", обнаружив торчащую из шва длинную нитку, достала нож, отрезала ее, и, убрав его в скрытые ножны, поправила задетый ногой колчан.

 С физиономией заправского невозмутимого буддиста-йогиста, я решительно взял Жалусту за руки, вынуждая ее сидеть неподвижно, да еще прикрыл глаза, чтоб не отвлекаться и... пучина взросления поглотила меня. Правда, не сразу. Поначалу я добросовестно повторял мантру о несчастной девочке, стараясь войти в нужное состояние и увидеть знакомую многомерность. Однако вся настройка оказалась сбита тактильными ощущениями. Оказывается, на ощупь можно так много получить информации! Точнее, заценить изящность девчоночьих пальчиков. Кто бы мог подумать, что будет так приятно проводить вдоль них от небольшого аккуратненького овала ногтей прямо до самых косточек...

В общем, я подловил себя на том, что с удовольствием поглаживаю пальцы Жалусты. По мозгам шибануло неестественностью происходящего, и я выпал из нирваны взросления в реальный мир. Пришлось "плюнуть" на все пространства-измерения и начать разбираться в себе самом. Занятие, надо признать, совершенно не благодарное, но необходимое. А то так влюблюсь и не замечу...

Мысль про «влюблюсь» почти напугала. "Почти" потому что любопытно, а напугала –поскольку все же как-то рановато. Мне еще в школе срок доматывать, да детство золотое догуливать.

В срочном порядке, покопавшись в себе, я пришел к выводу, что никакой влюбленности, слава богу, нет. У меня ведь к Жалусте совершенно спокойное отношение. Без какой-либо особой восторженности или умиления. На безумства ради нее совершенно не тянет. Девчонка, как девчонка. Симпатичная, конечно, кто бы спорил, и без предвзятостей, как у одноклассниц... Улыбка у нее хорошая. Быть рядом с ней приятно. Ну, еще ее иномирность с амазонистостью придают некий интересный привкус в общении. А так, повторюсь, девчонка как девчонка: две руки, две ноги и бездна несортируемых загадок между ушами.

Что ж до всех моих трепыханий – так это просто издержки взросления. Я знаю. Я читал. И о повышенной чувствительности у подростков, и о перемене настроений, и о нигилизме, ну и, конечно, о повышенной реакции на противоположный пол... Вот только там еще обещали резкий взлет роста, но чего нет того нет.

Вздохнув, я открыл глаза и тут же попал под вопросительный взгляд Жалусты. Спокойный, деловой, совсем не язвительный... но совершенно безответный, так как не было у меня никаких ответов. Я разве что лицо слегка скривил и отвернулся, настраиваясь на другой план. Мне предстояло, почти что повторить подвиг барона Мюнхаузена: ухватить себя за волосы, точнее корону и перетащить в другой мир. Звучало, конечно, идиотично, но предпоследний переход случился именно после таскания за корону. Может под скальпом какие-то цепторы-рецепторы раздражаются, заставляя видеть мир по другому.

Сняв (с боями) шапку, я ухватиться за веточки и дернул. Получилось неприятно, но терпимо, а главное, бесполезно – ни малейшего намека на многомерность. Повторение ситуацию не изменило. Тогда я стал не дергать, а тянуть, постепенно увеличивая усилия. Безрезультатно, если конечно не считать саднящего до слез в глазах скальпа. Боль отвлекала не хуже пальцев амазонки.

Повздыхав по поводу неудачи, я снова переключился на медитацию, уговаривая себя, что надо просто видеть по-другому. Но тоже не пошло. Минут пятнадцать пялился на ближайшую стену – никакого результата, кроме раздражения, которое постепенно переросло в немые, но весьма развернутые нелестные формулировки о медитациях, о других измерениях и, конечно, о стене. Постепенно мысли расширились, коснувшись троллей, гномов, эльфов, ну и всех остальных... Легче не стало.

В поисках новых идей я взглянул на Жалусту. Но она, видимо, устав от моих созерцаний, дремала, сидя на своем рюкзаке.

Тогда я решил немного размяться. Прогулки временами неплохо мозги прочищают... Но только если под ноги не забываешь смотреть. Об этом я успел вспомнить, когда зацепившись за лямку рюкзака повалился на ничего подозревающую Жалусту.

Вот только оказалось, что девчонка спит во включенном боевом режиме. В результате меня подхватили, крутанули и швырнули. И только после этого ее мозги догнали рефлексы. Поэтому моя голова встретилась с полом под пронзительно тревожный вскрик "Анджи! ". Из глаз посыпалось цветное конфетти какого-то совершенно неправильного формата, и я в расстроенных чувствах удалился в темноту.

 ***

Возвращение к свету, сопровождалось мыслью, что любой, кто покуситься на голову Мастер-Эльфа, должен умереть в страшных мучениях. Думаю мне, как Мастер-Эльфу, такой закон вполне по силам издать. Тем более в нем назрела просто жизненная необходимость. Потом, когда зрение стало проясняться и из мутных пятен "слепилось" лицо Жалусты, пришло понимание, что ни один закон меня не защитит, пока я не начну смотреть себе под ноги. Особенно если рядом находятся девочки с "взведенными" боевыми рефлексами. Это ж естественная техника безопасности. В конце концов, надо себя беречь. Причем смолоду.

С нависшего лица мне на щеку упала капля, вызвав брезгливо-инстинктивное желание утереться. Однако даже дернуться не успел, как Жалуста поспешно промокнула "пораженную" территорию тряпочкой, после чего она запястьем смахнула слезы со своих глаз.

"Так она плачет! – ударило по мозгам осознание увиденного, – это же то, что надо! "



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться