Каникулы Анджея по прозвищу "Эльф": Тандем

Размер шрифта: - +

 *Отступление: Трудный день Аиэльмиа. *

 *Отступление: Трудный день Аиэльмиа . *

У младшего помощника секретаря представительства совета аэльфов в империи Хомблингов Аиэльмиа день не задался с самого утра. Вот как открыл утром глаза, так и началось. Точнее, оно началось даже раньше, чем он открыл глаза, и совершенно не по его вине. Просто ночью кому-то из соседей взбрело в голову устроить короткое замыкание. Причем так, что весь дом вырубило. Проблему успели ликвидировать еще ночью, но вот будильнику это уже не помогло. В результате Аиэльмиа капитально опоздал на работу, чем заслужил выволочку от своего занудного начальника.

Потом ему позвонила мать и долго пилила упреками, что он совсем не думает о ней и не находит времени поинтересоваться ее здоровьем. Затем начальник выдал задание составлять подборку статей о каких-то идиотах-вандалах, укравших кучку старых швабр из замка-музея императора. Однако едва он отложил вторую газету в сторону, как позвонила Грындам, заявившая, что сегодня с ним встречаться не будет, и чтоб он вообще забыл, что она с ним встречалась. Не успел Аиэльмиа сильно расстроиться по этому поводу, как пришла новость, что сегодня во второй половине дня без предварительного уведомления прибудет член совета аэльфов. В результате у всего представительства встали волосы дыбом. Все бегали как угорелые, пытаясь подготовиться неизвестно к чему. Потом прибыл сам аэльф. Собрал всех в зале и завел долгую древнюю песню о возможных провокациях, внимательности, безупречности, честности и, естественно, трудолюбии. В конце речи он пояснил, что всем надлежит внимательно собирать информацию о возможной провокации, связанной с появлением Мастер-Эльфа.

Когда собрание наконец-то закончилось, то оказалось, что от Аиэльмиа уже ждут подробного отчета о вандализме в музее. Правда, тут ему удалось несколько ослабить давление заявлением, что он бы хотел сам посмотреть место событий. Мол, тогда можно лучше понять сообщения, откидывая вымысел. Присутствующий аэльф его похвалил, велев немедленно отправиться на место событий.

Улица порадовала противным дождем, а зонт Аиэльмиа как назло оставил дома. Так что пока он добирался, его одежда вымокла до последней нитки. Но жертва оказалось напрасной, так как в музее случилась пожарная тревога, и всех посетителей выпроваживали на улицу. А тут еще, пока он собирал всякие слухи о случившимся, пробегавший мимо пацан в белой куртке толкнул его своей заплечной сумкой прямо на сумасшедшую дамочку, которая тут же откинула хрупкого Аиэльмиа на сравнительно невысокого плотно сбитого старичка. Случайный конфликт вполне можно было разрешить извинениями или даже легкой материальной компенсацией, если бы старичок не оказался весьма боевым идиотом. Он не только несколькими ударами объяснил, как не прав Аиэльмиа, но и лихо подключил к разборке еще нескольких хомблингов.

Появившаяся полиция долго голову над первопричинами массовой драки не ломала, а, раздав изрядное количество электроразрядов, упаковала человек пятнадцать «зачинщиков», в число которых, разумеется, вошел Аиэльмиа. Правда, сам он об этом событии помнил смутно, так как полноценно пришел в себя, уже находясь в тюремном лазарете. Говорить младший помощник секретаря не мог из-за перелома челюсти, писать из-за переломов пальцев (видимо кто-то прошелся ему по рукам). На все его мычания откликнулся дежурный, сообщивший, что начальство уже ушло домой и придет только завтра. А чтоб новичок слегка успокоился и отвлекся от своих проблем, ему сунули почитать огрызок какой-то старой газетки... хотя такое заключенным и не положено.

Первое, что бросилось в глаза Аиэльмиа, - это название небольшой заметки: "Группа спелеологов-любителей обнаружила тайное убежище Мастер-Эльфа". Дальше шло несколько заляпанных жирными пятнами параграфов, из которых следовало, что группа энтузиастов, исследующих пещеры Императорских гор, изучали течение подземной реки. К их огромному удивлению, из глубины горы внезапно выскочила лодка, из которой выглянул мальчик с короной листьев на голове. Окончание статьи, ровно как и название газеты, отсутствовали. Аиэльмиа готов был выть от досады... Единственное утешение, которое его хоть как-то согревало, что этот ужасный день заканчивался... Может, завтра будет полегче...



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться