Каникулы у бабушки-колдуньи

Размер шрифта: - +

Глава 9. Подземелье

  • Алик, ты живой? — простонала Маня.

  • Живой, живой, живой… — ответило эхо.

  • М-м-м… все болит, — отозвался брат.

  • Болит, болит, болит… — передразнивало эхо.

  • Где мы? — спросила Маня, оглядываясь.

Над ними навис квадрат — вход в этот каменный тоннель. Здесь было сыро и пахло неприятно. Маня подумала, что ход нисколько не тесноват, и даже бабуля, несмотря на свою «нехрупкую» комплекцию, поместилась бы здесь в полный рост. Даже вытянутыми руками девочка не могла дотянуться до потолка.

  • Слушай, как мы сюда попали? Последнее, что я помню, как на меня падает шкаф. Как же мы открыли потайной ход? — спросила Маня, потирая разбитую коленку.

  • Он уже был открыт, — ответил Алик. Он заметил железные скобы в стене — ступеньки — и, чуть поднявшись по ним, выглянул из подземелья. Тут же черная рука схватила его за волосы. Мальчик с трудом отбился и спрыгнул вниз. — Назад ходу нет. Придется идти вперед.

  • Откуда ты знаешь, что ход был открыт? — спросила Маня, поморщившись: сверху в яму пыталась заглянуть ожившая ножка стола.

  • Видел, когда ты на меня налетела и столкнула сюда…Ах! А план добежать до кухни был хороший… — Алик пошел дальше по подземному коридору.

  • Ну уж прости.

Недалеко, за поворотом, метался свет. Вскоре дети увидели факел, прикрепленный к стене. Пламя дрожало, по-видимому, от сквозняка.

  • Возьмем факел с собой? — предложила Маня.

Алик попытался вытащить его из держателя в виде бородатого пузана, наполовину вмурованного в стену, но фигура крепко сжимала древко.

  • Нет, не выйдет, — констатировал мальчик.

Дети побрели дальше. Оказалось, что факелы горят по всему коридору через каждые двадцать метров. Поскольку подземный ход не был прямым и все время забирал влево, он иногда тонул в темноте. Эти жуткие участки пути Алик и Маня пробегали. Кое-где сплошная каменная стена прерывалась дверью. Но заглянуть за них не представлялось возможным — на каждой висел огромный, иногда ржавый, замок. Пять минут путешествия по подземелью, и дети оказались у развилки: коридор троился.

  • Не хватает только камня со словами: «Направо пойдешь – счастье найдешь; налево пойдешь – голову сложишь; а прямо …» Алик, смотри, прямо тоже есть свет!

Мальчик нерешительно смотрел по сторонам. В отличие от сестры он сомневался, какой коридор выбрать.

  • Тебе не кажется, что гадать нечего? Конечно, мы пойдем туда, где освещено, — не понимая замешательства брата, воскликнула Маня.

  • Пойдем, конечно, но ты не думаешь, что это странно: здесь факелы горят, а в других коридорах нет? – тихо сказал Алик. — Ночь, подземелье, и вдруг огни. Если бы они горели везде, можно было бы подумать что это обычное дело, а так…

  • Я как-то об этом не подумала. Здесь кто-то есть? – Маня перешла на шепот и схватила брата за руку чуть повыше локтя.

  • Есть, есть, есть, — шепотом ответило эхо.

  • Может, Минотавр? – прошептал Алик наиграно испуганным голосом и скорчил страшную физиономию.

  • Только Минотавров нам тут не хватало. Не нагнетай обстановку. Ты же сам удерешь, если мы услышим какой-то шорох. Давай хотя бы не накручивать себя, что там какие-то монстры. Мне и стола хватило.

  • Я не спорю, здесь жутко, но разве это не мечта — пройти по настоящему подземелью? – Алик даже перестал трусить.

  • Хорошо одетыми, с запасом еды и желательно с экскурсоводом, — в своем духе ответила Маня.

  • Я надеюсь ты только притворяешься такой скучной, — сказал брат.

В подземелье было холодно, как на улице. Маня продолжила уверять Алика, что они простудятся, и боялась, что оставшиеся каникулы придется провести в постели. Мало того, что Ворона донимает своими книжками и диктантами, так еще и насморк замучит. Голодный живот урчал, обиженный на то, что так и не удостоился получить ни крошки еды. А автоматов с горячими напитками и продавщиц пирожков в этом каменном тоннеле поставить не удосужились, не то, что в подземных переходах под городскими улицами.

  • А вдруг в конце тоннеля тупик? Что мы тогда будем делать? Или выйдем из него очень далеко от дома? В лесу, например? Или на кладбище? Представь, мы в тапочках и по колено в снегу… Околеем же от холода! Мы, наверное, здесь минут двадцать уже гуляем!

  • Эй, ну хватит меня заваливать вопросами! Откуда я знаю, тупик там – не тупик! – Алик услышал чьи-то голоса и замолчал.

  • Что такое? – спросила Маня, глядя на брата во все глаза. И тут она сама различила слова.

  • Ну что вы копаетесь, Рудольф? Если бы вы были порасторопнее, мы бы уже давно оказались на месте… — нетерпеливо произнес незнакомый женский сопрано.

Эхо чуть-чуть исказило слова, и дети не поняли окончания фразы. Но главное было не в этом: они действительно здесь были не одни. Вроде бы осознание того, что рядом люди, успокаивало, хотя эти незнакомцы могли и не обрадоваться появлению Алика и Мани в их компании – а это беспокоило. Дети притихли и решили пока не обнаруживать себя. Надо же было узнать, кому этой ночью не спится, и что эти «лунатики» делают в подземном лабиринте. Ссора за углом продолжалась.

  • Если бы вы, Венера, постоянно не цеплялись ко мне со своими замечаниями, я бы мог сосредоточиться и починить эти дурацкие носилки! И раз вы такая умелица, устраните поломку сами.



Айгуль

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться