Каникулы у бабушки-колдуньи

Размер шрифта: - +

Глава 19. Погоня

Надпись на могиле Квазяткина гласила:

«Пока вы оплакиваете одну утрату, другая уже нашла входную дверь вашего дома. Спешите! Прошлого не изменить, но есть шанс поймать за хвост будущее...»

Намек усопшего Маргарита Игнатьевна и Ворона поняли сразу. Захватив с собой «приближенных», собравшихся на похороны, волшебницы рванули спасать Алмаз Амбологеры. Но … было уже поздно... Ларец-Окс стоял открытым. Нет, его не взломали, не разбили заклинанием... Казалось, его просто открыли ключом. Каким-то особым ключиком, ведь Окс даже не заметил подвоха и отдал свое сокровище не сопротивляясь, словно в руки хозяину...

Маргарита Игнатьевна металась в своем кабинете, лихорадочно соображая, кто этот вор, и в какую сторону за ним гнаться. И тут новый удар: Алик и всхлипывающая Маня появляются на пороге — «Ромку украли!».

  • Как украли? Кто?

  • Костя, — через рыдания выдавила Маня.

  • Это привидение... Костя сказал, что это задание Бернаноса. Оказывается, он ему служит, — запинаясь, добавил Алик. Только что он сам с трудом вытянул у сестры эту информацию.

  • Какое еще привидение? — удивилась бабушка.

  • Бернанос? — резко спросила Ворона. — Вы уверены?

Брат с сестрой только покивали головами. Маргарита Игнатьевна и Ганза Альбертовна переглянулись. Потом Ворона кинула быстрый взгляд на одни из настенных часов.

  • Марго, до закрытия Ворот остался час, надо спешить! — сказала она.

  • Собирай, всех! В погоню! — откликнулась бабушка.

Дети не поняли, о чем говорят бабушка и Ганза Альбертовна. Но объяснять им смысл своих действий обе наставницы не собирались. Как, впрочем, и брать Алика и Маню с собой.

  • Вы остаетесь! — приказным тоном сообщила бабуля, накидывая на плечи необъятных размеров пальто. — И даже не пытайтесь выходить из дома! За вами будут присматривать!

Не дав внукам вымолвить и слова, бабуля пулей вылетела вслед за Вороной и своей командой. У ворот их ждала услужливая «Чайка». Машина рванулась с места и унеслась в сторону кладбища, леса, корабля на дереве, хижины Лешонка и Бездонного озера...

 

***

  • Что мы будем делать? — тихо спросила Маня у брата. Она сидела у окна их детской и тоскливо смотрела на паучка, ползающего по раме. — Не можем же мы и вправду только ждать.

  • Не можем... Эх, если бы выйти сейчас к Инни и Саламаху! Они же говорили, что знают кое-что о Бернаносе. Может быть, они нам подскажут, как его найти! А?

  • Но из дома сейчас не выйти — внизу дежурят Венера и Виктор. Я их только что видела.

  • Нашла бабушка, кого оставить нам в охранники! — скривился Алик.

  • Слушай, я знаю, что мы будем делать! Мы проведем свое расследование. Костя сказал мне, что дал зацепку. Я думаю, он имел в виду свой рассказ о том, что в доме бабушки живет домовой! — заявила Маня, вскакивая с места.

  • Какой еще домовой? — не понял Алик.

  • Его зовут Ботенго! — Маня подошла к комоду и принялась что-то искать в ящиках. — Вот, нашла!

  • Для чего тебе нитки? — удивился брат.

  • Мы идем в комнату Ганзы Альбертовны — вызывать домового! — ответила Маня, пряча катушку черных ниток в карман. — Я на 99% уверена, что Ботенго скажет, где нам найти Бернаноса и зачем похитили Ромку!

Алик пожал плечами и молча пошел вслед за сестрой: «Возможно, она и спятила, да только делать все равно нечего…»

Дверь в комнату Ганзы была заперта. К счастью для Алика и Мани, Ворона недавно все-таки обучила их заклинанию-открывашке замков.

  • Вуа-ля! — сказала Маня, когда дверь бесшумно отворилась. — Только после вас!

Алик чуть трусливо двинулся вперед, будто боялся, что вот-вот натолкнется на Ганзу Альбертовну собственной персоной. Она бы испепелила их за такую наглость!

  • Ворона в своем репертуаре! Как в склепе! Ты посмотри – у нее и шторы черные и задернуты плотно, и даже одеяло в черном пододеяльнике! Она точно сумасшедшая! – комментировал Алик, разглядывая обстановку.

  • Интерьерчик в духе семейки Адамс! – согласилась Маня.

  • Надеюсь, ее кошка на нас не накинется! – поежился брат, высматривая, где же Цветочек.

  • Думаю, она сейчас с хозяйкой. Ганза же с ней почти никогда не расстается, — ответила Маня, подходя к настенному ковру. – Так, привязать нитки, кинуть катушку… Ага, сделано! Теперь три раза позвать. Алик, давай вместе: на счет три зовем Ботенго!

  • Считай, — откликнулся мальчик.

  • Раз, два, три…Ботенго! Ботенго! Ботенго!

Что-то резко щелкнуло. Ковер засветился и начал надуваться в середине пузырем. Затем послышался треск рвущегося материала и… ткань лопнула, а из дыры к ногам детей вывалился маленький человечек, росточком не выше трехмесячного младенца. Точь-в-точь детская кукла-пупс, только не пластмассовая, а живая. Неуверенно встав на ноги, это создание поправило шнурочек, который поддерживал не по размеру великоватый носок на правой ноге. Потом почесало ушибленную макушку и лишь после этого сконцентрировало взгляд своих круглых глазок на детях. При этом и Алик, и Маня взирали на него одновременно с ужасом и интересом.

  • Чего орете? — заговорил пупс механическим кукольным голосом. — Кто вам меня отвлекать разрешил? Я занят.



Айгуль

Отредактировано: 13.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться