Каникулы в Лондоне - 2. Рассвет утраченной мечты

Размер шрифта: - +

Глава 12

В понедельник была музыкальная премия, и хотя Пол уверял, что я точно возьму награду, а то и не одну, я был настроен более критично, а потому не готовил речь. И напрасно. Мне вручили «Прорыв года», и пришлось выдумывать на ходу. Я не мастак на красивые фразы и обороты, да и выпендриваться было не перед кем. Поэтому ограничился словами благодарности своей команде, родителям, и, спохватившись, приплел сюда Энн. Зал ликовал, а я чувствовал себя неловко. С облегчением уселся наконец на свое место и провел дальнейшее время с куда большей пользой.

На этой премии я не выступал, а потому мы с Энн от души повеселились. На сцене – Джастин Тимберлейк, толпа в восторге, зал забит под завязку звездами, а мы сидим и жуем хот-доги, смеемся до слез и ни на кого не обращаем внимания. Отлично, в общем, провели время.

После победы на нескольких премиях, где мне вручали награды одну за другой, а я даже не понимал за что, потому что как можно поставить в одну номинацию меня – начинающего исполнителя - и того же Джастина, который покоряет весь мир уже долгие годы и по праву заслужил это звание «Певец года». Так вот после этого многие артисты, в том числе с мировым именем, стали со мной считаться. Здоровались при встрече первыми, расспрашивали, как дела, одаривали похвалами. Я видел, как изменилось их отношение, но не принимал близко к сердцу. Слава – штука скоропортящаяся. И кто знает, где будут эти друзья через пару месяцев, если я вдруг страшно облажаюсь на своем сольнике и больше никто не захочет видеть и слышать меня?

Но всё-таки были и очень приятные стороны. Я с детства фанател от рок-группы «Знамение времени», и их репертуар составлял основную мою программу, когда я играл в переходах и у крупного супермаркета лет в восемнадцать. Оказалось, что на одном моем выступлении был их гитарист, и вот после премии он подошел и сказал мне об этом. Он поблагодарил за отличную работу и попросил со мной сфоткаться! Он – человек, чьи плакаты украшали мою комнату много лет, - а не я.

Мы остались на афтепати. К этому моменту в зале уже не осталось журналистов – звездам тоже нужно иногда отдыхать.

- Пойду закажу что-нибудь другое, - бросил я, ненадолго оставляя свою девушку в одиночестве. Мне хотелось станцевать с ней медленный танец, и я не видел повода, почему должен отказывать себе в этом. Совсем скоро мы окажемся в разных городах, снова. Я буду колесить с программой по всему миру, она будет здесь. И с нами точно что-то случится: мы либо успеем остыть, либо чувства станут еще острее, и я не смогу их скрывать.

- «Two hearts», пожалуйста, - попросил я ди-джея, и он согласно кивнул.

Как только зазвучали первые аккорды знакомой мелодии, я почувствовал себя более раскованно.

У тебя всё получится. Стоит только попробовать. В этом нет ничего противоестественного. И с чего ты взял, что не нравишься ей?

- Эта песня мне нравится больше, - произнес я, приближаясь к Энн слишком близко, наверно. Но она не отстранилась. Слабая улыбка озарила ее лицо и придала мне уверенности в себе.

- Потанцуете со мной, мисс?

Голос срывался на шепот. Но я не сводил с нее глаз, пытаясь отыскать в них хоть что-то. Хоть проблеск искры или скромный намек на то, что я тоже ей не безразличен.

- Это моя любимая песня. Она способна свести с ума, правда?

Как и ты. Ты способна свести с ума. Особенно в этом платье.

- И многим девушкам ты включал её?

Я даже не сразу понял, о чем она спрашивает. Смотрел на ее губы и думал только об одном.

С трудом перевел взгляд выше, на сияющие в мерцании огней глаза, ставшие какого-то перламутрово-шоколадного оттенка, но ничего не ответил. Интересно, у нее уже были отношения? И насколько далеко они зашли?

Музыка плавно лилась и звала за собой. Ее строчки откликались во мне странными чувствами и вызвали мурашки. Или это от прикосновений Энн?

«Ты ярко светишь в моей жизни.

Ты – воздух, которым я живу.

Наша жизнь только началась,

Но, слышишь, два сердца бьются как одно?»

Я смотрел ей в глаза и эти слова словно говорили за меня. Услышь, услышь!

Энн сдалась первой. Положила голову мне на плечо, прерывая наш молчаливый диалог. Я бы тоже не выдержал.

Не верю, что она ничего не чувствует, ничего не замечает.

Когда отзвучали последние аккорды, и Энн снова взглянула на меня, я не выдержал этой пытки и, плохо отдавая себе отчет в том, что происходит, поддался порыву сердца – быстро наклонился к ее губам и коснулся их своими. Я готов был к любой ее реакции. Но когда вновь открыл глаза и взглянул на девушку, выражение ее лица выражало растерянность, а вовсе не злость.

Мое смущение от того, что я совсем не был готов к дальнейшему объяснению (да и стоит ли теперь что-то говорить?), спас Дик, который прислал сообщение с приглашением на вечеринку.

Не то чтобы мы помирились с тех пор, как между нами произошла потасовка, которая и привела к тому, что теперь я проводил время с Энн, но я во многом поменял свое отношение к происходящему, да и этот парень вроде бы стал снисходительнее к моему роду деятельности. В любом случае, делить нам было нечего. Поэтому я не собирался отказываться от его предложения. И надеялся, что Энн разделит этот вечер со мной до конца.



Ирина Мельникова

Отредактировано: 06.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться