Канун дня всех миров

Глава шестнадцатая

            Кем же на самом деле являлся человек во сне Чака?

Гари, действительно позвонил. Чак даже, чуть было, от эйфории не захлебнулся. Да, и от того, что смог вспомнить те самые слова, что когда-то слышал. Даже и вспомнить не мог, где именно.

Но самым странным оказывалось то, что, как теперь ему показалось, что вовсе не он, Чак Мэйсон, должен был донести эти слова своему пропавшему напарнику. Это послание предназначалось для него самого? Но неужели этим потерявшимся человеком был сам Мэйсон?


Чак кричал в свой побитый телефон и теперь даже не удивлялся, как он мог работать. И слушал, как голос его, несколько лет назад исчезнувшего напарника, медленно, мало-помалу вытекает из трубки и начинает заполнять окружавшее его пространство. Да, заполнять! Чак слышал теперь голос Гари повсюду.

Невероятно мистическое чувство охватило его в этот момент. А когда прямо из толпы, затмевая собой всю собравшуюся группу, появился и сам Гари во плоти, Мэйсон поплыл и вовсе. Он даже раздумывал, что было бы уместнее: вознестись самому или упасть на колени, и увидеть взлетающим Гари.


Но тут же он окрылился сам. Это сделал все он, Чак. Это был его трюк. Трюк, исполненный им самим, этот трюк по спасению напарника.


Но потом мистические чувства исчезли, разлетелись, подобно каплям мыльного пузыря, когда Чак увидел маску в руках напарника. Маску того самого Нигулинни. Тогда он посмотрел на Гари, посмотрел на свой разбитый телефон, и снова на маску в его руках, посмотрел.


- Сукин ты сын!
- Прости, дружище. Но мне нужно тебя было вытащить, вытряхнуть тебя из охватившего тебя пространства, иначе ты бы точно потерялся. Ты просто улетел бы. Я тебя должен был поймать. И ты теперь с нами.


Мэйсон посмотрел на Френки. И именно в этот момент увидел в его глазах какое-то до боли странное понимание. Просто до ужаса странное. Особенно, оно стало выраженным, когда он проговорил, словно просто, чтобы подтвердить слова Гари:

- Да, теперь ты с нами.


- Я …, я сейчас, Гари. Я тут целую ночь в себя вливал кое-что. Наверное, уже на мозг давит. Я сейчас, схожу, проветрюсь.
Чак вышел на улицу и вдохнул свежий, уже наполненный предстоящим рассветом воздух. Он почувствовал тяжесть внизу живота и огляделся по сторонам, по все еще пустующим улицам этого странного городка. И направил свое покачивающееся тело к первому по улице столбу.


Подошел к нему, достал пачку, уже помятую пачку сигарет. Попробовал вспомнить, когда именно ее покупал. И даже посмаковал уже тешившую его мысль, что, наконец-то, бросил он курить. Но тут же вспомнил, когда начал. И вот именно в этот момент решил, что одна сигарета будет уместной.


Чак закурил и посмотрел перед собой, на столб. И в тот же момент выронил сигарету изо рта. На него смотрел его собственный портрет с листовки. Листовки, которую клеит полиция. Которые сам много раз изучал в связи с делами о пропавших людях.
Голова его закружилась, и он схватился за столб.


- Чак?- голос раздавался из темноты. Мэйсон даже и понять не мог, была ли еще ночь все еще такой темной, или в глазах его сделалось темно,- Чак, давай, иди сюда, дружище, время уже.


Мэйсон поднял голову и посмотрел на Гари. На своего напарника Гари.
- Черт возьми, скажи мне, что вокруг нас творится?

- Как тебе рассказать?

- Сначала.

- Сначала? Что ж, говорят, было так. Вначале было слово.

- Да пошел ты. Сказал бы, откуда ты все это знал?

- Если серьезно, то все это амальгама.

- Амальгама?

- Да, но о ней мы потом поговорим. Расскажу, как я ее встретил. Знаешь, как? Никакой мистики. Однажды отбивали мы у террористов заложников в супермаркете. И я, судя по всему, попал не туда, куда следовало. Ну и увидел то, чего не следовало. Меня начальник группы отправил в левое крыло, чтобы прикрывать основную ударную группу. И я побежал. Но в один момент, вдруг решил, что лучше я всех прикрою с выступа, напоминавшего балкон. Я развернулся и побежал. И странное чувство меня охватило вдруг. С одной стороны, я знал, что прав, и что больше пользы принесу, будучи на том балконе. С другой, осознал, что ожидают-то меня все в левом крыле. Для них реальность, в которой я буду именно там, сформировалась уже. Настолько меня поразила эта мысль, что почувствовал, что закружилась моя голова. А когда я мельком глянул в зеркало, мимо которого пробегал, увидел свое отражение. Только я состоял из целого шлейфа. Шлейфа из самого себя. Но, может и показалось.

Я выполнил свою работу на все сто. Командир поблагодарил меня, сказал, что молодец я, вовремя на место прибыл. А потом он спросил, не видел ли того, кто с выступа стрелял. Сильно он нам всем помог.

В тот момент моя голова снова закружилась. Я отошел к пустовавшим кассам супермаркета, чтоб стошнило. Понимающими взглядами меня тогда все проводили. Первая моя подобная вылазка была. Только не от того меня тошнило. Я вдруг все увидел с нескольких сторон. А потом все совместилось. И рядом со мной, откуда ни возьмись, маленькая лужица протекла. Какого-то жидкого металла похожего на ртуть. Я взял тогда аппарат с кассы для читки кодов, и потрогал лужицу им. А она взяла и втянулась в него вся, без остатка.

 

- Слушай, а что то были за фразы на мобильных?

- Не бери в голову, просто хотел привлечь твое внимание. Но даже не думал, что вот так получится.

- А что вообще это за аномалии такие?

- О, об аномалиях отдельный разговор. Поговорим, когда о звезде Атлантов станут говорить ….

- Звезде Атлантов? Я уже слышал, кажется о ней ....

Они шли и уходили в свою, уже подходившую к окончанию ночь, шли и говорили, ведь им было что обсудить.



Ле Эшен

Отредактировано: 01.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться