Канун звёздного часа

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

Ему было не шестьдесят, как записано в паспорте, и не сорок пять, как говорили многие, чтобы польстить, а двадцать, потому что так он не бегал с юных лет.

Шар, который Александр и его люди искали по музеям и дворцам, светлые закопали под самым приметным камнем Стоунхенджа. Артефакт не стали маскировать под экспонат, а спрятали, словно реликвию, в одном из Мест Силы. Догадаться бы об этом раньше, но…

Александр взял правее, чем следовало, и заклинание ожгло ногу. Проклятье! С этими четырьмя на хвосте придётся повозиться, когда он добежит до портала. А добежать нужно, хотя шар всё сильнее оттягивает карман, в боку словно ковыряют шилом, а ноги слабеют с каждой секундой.

Впереди, будто спасительный круг в штормовом море, замаячил коричневый указатель. Белые буквы прыгали из стороны в сторону, стрелка плыла вправо, но остановиться – значило сдаться. А Место Силы, как назло, блокирует его способности! Но ничего, действие магии Стоунхенджа уже убывает.

Александр рискнул вырвать из-под ног травинку, на бегу превратил её в змею и швырнул назад. На испуганный вздох преследователя ответил коротким нервным смешком. Всё! Силы почти сравнялись. И почему он раньше боялся змей? Полезные же твари!

Он добежал до портала – старого автомобильного руля. Едва скользнув пальцами по плетёной обивке, Александр понял, что кто-то изменил место назначения. Сердце ёкнуло и устремилось вслед за телом, которое ничего не могло поделать против магии портала. Оставалось надеяться только на предельную концентрацию и готовность отразить любой удар.

Александр очутился на подземной парковке, где на него сразу набросились трое. Одного он исполосовал режущим заклятием, а другой очень вовремя повернулся спиной. На куртке мага обнаружилась аппликация с изображением паука.

– Оживи! – и настоящий паук, семеня лапками, молниеносно добрался до шеи врага.

Александр услышал глухой стук, но не обернулся: укус каракурта, да ещё спровоцированный магией, быстро отправит на тот свет, здесь не на что смотреть. Лучше сосредоточиться на последнем маге. Он силён и ловок, но подножек и запрещённых ударов никто не отменял. А уж сворачивать шею – и подавно.

Выбежав с парковки, Александр на миг потерял равновесие. Солнце ударило по глазам, а усталость наконец напомнила о себе. Нельзя останавливаться, нельзя садиться на эту гостеприимную лужайку перед торговым центром, а откидываться под струи дождевателя – совсем плохая идея. Но куда же деться, если веки тяжелеют, а единственные звуки, которые он в состоянии издать, – это бессвязное мычание…

Дождеватель обратил к нему свои струи и стал похож на лапу, из когтей которых льётся яд. «Люцифер!» – пронеслось в мозгу Александра.

– Нет…

Старость наваливалась на него, подобно самому беспощадному врагу, но он заставил себя подняться. То ли шар помог, то ли понимание, что его жизнь, какая-никакая, всё-таки служит высшей цели.

Александр заковылял к ближайшей витрине. Предчувствие, что Люцифер скоро призовёт его, никогда не обманывало. Зеркало или любая отражающая поверхность – вот и всё, что ему нужно для связи с самым могущественным демоном в мире.

В витрине обнаружились мужские манекены в модных костюмах и галстуки с пятизначными числами на ценниках.

– Александр…

Голос шёл из-за стекла и будто отовсюду. Александр вздохнул и приложил к стеклу руку, настраиваясь на волну господина, и в тот же миг какой-то прохожий толкнул его в плечо. Вот наглец! Конечно, для него Александр – обыкновенный зевака, глазеющий на дорогие костюмы, но это не повод игнорировать обыкновенную вежливость!

Цокнув, Александр снова прикоснулся к стеклу и смежил веки.

Его тело словно вздохнуло всеми порами, каждой клеткой, и обрело невесомость. Стекло само расступилось перед ним, пропуская к господину. В следующий миг Люцифер повернулся к Александру и застыл, расправив плечи и развернув крылья. Настоящий властитель мира, подумал Александр, склоняя голову. «И я буду рядом, когда он займёт престол».

– Мой господин, – Александр оглянулся. – Здесь уже намного светлее. И картины… изумительные полотна!

Глаза Люцифера заблестели.

– О да. Час нашего триумфа близок.

А как он произнёс это «нашего»! Александр поклонился снова, даже не пытаясь скрыть улыбку.

– Теперь дай мне шар, мой верный слуга.

– Да, конечно.

Он вынул шар из кармана. Золотистые прожилки сверкнули в неверном свете галереи.

– Враги заплатили за него многими жизнями. Да и ваши слуги – тоже.

– Да, я видел, – голос Люцифера звучал рассеянно. Теперь можно не торопиться: и демоны, и тёмные маги будут побеждать, и власть тьмы установится сама собой. Чудовищно.

– Что, Александр?

Александр моргнул. Неужели он что-то сказал?

– Ты произнёс слово «чудовищно», – улыбка Люцифера стала ангельской. – По-твоему, я чудовище?

Он приблизился. Совершенное тело, ясный взгляд, медово-пшеничные кудри на точёных плечах, аккуратные крылья, много столетий не знавшие грубых прикосновений. А Александр внезапно будто вернулся в комнату правды Изабеллы. Слова вылетели против его воли:

– Да, ты чудовище. Ради собственного воцарения ты искупаешь в крови весь мир.

Серебристый смех Люцифера огласил галерею.

– У моих подданных будет выбор: склониться или умереть. Не ты ли за это ещё вчера называл меня милостивым правителем?



Ольга Фандорина

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться