Капитан

Размер шрифта: - +

Глава 4. Моряки. Корабельные страсти.

Наступало утро.
Бенедикт, по своей старой привычке, проснулся рано, с первыми лучами Солнца. Океан по прежнему был спокоен, и судя по корабельному крену, Штурман как раз стабилизировал заданный курс. Открыв глаза, юный Капитан заметил свою кузину, которая ещё мирно спала, обняв его, как подушку. Бенедикт, который уже поднялся с кровати и одевался, откинул мысли о своей кузине, дабы заняться различными утренними делами. Семья это хорошо, но морское дело по расписанию. Кстати, о расписании. Подойдя к своим солнечным часам, что лежали близ окна на столе, он начал их настраивать. После двух минут кропотливого дела, Бенедикту всё-таки удалось определить примерное время. 6 часов утра. Как раз время для общего построения на палубе и распределения обязанностей. Наконец одевшись, Капитан вышел из своей каюты, и робким жестом указал боцману собирать команду. Билли, старик Билли, алкоголик с бородой, как его только не называли. Матёрый мужчина сильного телосложения, лет 30-35, немного низкий, но количество шрамов на его руках и лице говорит о многих пережитых сражениях. Хороший боцман – залог успешного абордажа, от чего Бенедикт отвалил за его услуги нехилую сумму, дабы тот пошёл именно на его корабль, а не на шлюп «Лаврентий», который активно его звал. Спустя 5 минут вся команда, в том числе и офицерский состав, были на палубе. Сами собрания достаточно скучная штука, десяток матросов на мачту, десяток на пересчёт продовольствия, пяток на кухню, десять на личные поручения Старпома Фрэнсиса, десяток на тренировку к Боцману, и пятеро самых молодых на мытьё палубы. Чтоб неповадно было. Итого 50 матросов работают, половину дня, а остальные 50 отдыхают. Во второй половине дня наоборот. Итог: Корабль чист и готов к бою, команда натренирована и накормлена, курс выставлен правильно, паруса открыты. Под вечер ещё 20-ть матросов вместе с Канониром Эдвардсом прочистят орудия, и всё будет отлично.
-- Молодцы, ребята. Все дополнительные вопросы к Старпому, а сейчас…. ПОДНЯТЬ ПАРУСА!
После этой команды бравые моряки начали мудрить с верёвками и канатами, натягивая два шёлковых паруса Брига. Штурман, вместе со своей командой, дорабатывал курс с учётом ветра, а Боцман уже повёл свой отряд на тренировку. Бенедикт наконец-то почувствовал себя НАСТОЯЩИМ Капитаном судна «Виктория». Всё заработало, как часы. И он очень надеялся, что так будет работать до самых Кариб.
Проснувшись утром одна в постели, обдумывая вчерашнюю ночь, Ада пролежала в кровати ещё минут 10. Одевшись и приведя себя в порядок (как необходимо юной леди!), девушка тихо, словно призрак, вышла из каюты Капитана и юркнула к себе в каюту, закрывая дверь изнутри, дабы переодеться в новый наряд. Но стоило Аде начать снимать платье, голова заполнилась различными мыслями. Нежно смакуя длительный ночной разговор с Бенедиктом, Ада и не заметила, как прошло ещё минут 5. Да, ей определённо нравился Капитан, но это было скорее увлечение интересным собеседником, чем парнем. И к тому же он был ей родственником. Думать о чём-то между ними уже было преступлением перед Богом, которое Ада совсем не хотела совершать. Переодевшись, девушка достала из сумки свой любимый французский роман. Потрёпанная временем и событиями книжечка аккуратно впала в руку Леди, которая с ней направилась к кровати, дабы скоротать время. Кровать специально стояла близ маленького круглого окошка, чтоб можно было удобно читать с естественным освещением. (Сколько же Бенедикт потратился на этого «модного» корабельного дизайнера, знала бы эта девушка об этом!) Спустя две минуты Ада уже полностью погрузилась в очаровательный мир французской книги.
Прошло уже пару часов с начала нового дня. Матросы занимались своими делами. Кто-то играл в карты на бочке, кто-то чистил своё оружие (не без «ласкового» настоятельства Боцмана), а кто-то просто наблюдал за океаном. Бенедикт стоял на верхней палубе, близ штурвала, наблюдая за окрестностью. На пути они повстречали английский торговый корабль «Сервантес» с красиво вышитым гербом Англии на парусах. Судно было раза в два больше «Виктории», и Бенедикту оставалось лишь смотреть в подзорную трубу с долей зависти. Ничего, у него тоже такой будет, даже больше! Ада до сих пор была в каюте Капитана, по крайней мере, так думал Бенедикт. *Пора бы ей уже просыпаться, а то так всё интересное проспит. Так, для начала буду показывать ей проходящие недалеко корабли, рассказывая об их типах и принадлежности. А после проведу в оружейную, к канониру, пускай постреляет с пистоля. Нда, романтик с меня тот ещё… Ну хоть как то нужно же развлекать девушку.* -- С этими мыслями юный Капитан пошёл в свою каюту, передавая подзорную трубу Штурману. Зайдя в каюту, Бенедикт не обнаружил девушки, но и на палубе её тоже не было. *скорее всего опять закрылась в своей каюте, бедняжка. Представляю, что ей пришлось пережить. Такой, на первый взгляд, хрупой и нежной девушке. Постараюсь вытянуть её на свет, чтоб совсем не потухла* -- После размышлений, Бенедикт сразу же направился к Аде, чтоб привести её в хорошее настроение, или хотя бы поздороваться. Благо каюта кузины была соседней от его каюты, и постучаться в неё не составляло никакого труда.
-- Ада, выходи давай, я знаю, что ты не спишь. Так весь день просидишь, а погода сегодня Ух какая хорошая! Редко такое бывает на море. Я тебе о мореходстве расскажу, будешь моим вторым помощником, если, конечно, не струсишь – короткая ухмылка, дабы подстегнуть девушку и «взять на слабо» -- А вообще, тут весело будет, слово Капитана!
Отложив книгу в сторону, Ада была готова уже встать и выйти к Бенедикту, но она не была бы леди, если бы слегла не поартачилась перед Капитаном.
-- Я себя не очень хорошо чувствую – Наигранно-расстроенным голосом протянула Ада. – Я бы так хотела составить Вам компанию, Сээ-р – По обычаю акцент на «Сэр». Девушка громко вздохнула, дабы показать Бенедикту, насколько она расстроена, при этом бесшумно отпирая дверь, чтоб любой мог зайти в каюту. Судя по смешку команды, раздавшемуся за дверью, ей никто не поверил. Ну, собственно, так даже и лучше. И «марку» удержала, и узнает, что же там Бенедикт подготовил.
- - Лаадно, я вхожу! – Сказал Бенедикт, входя в каюту кузины. Кто знает, вдруг она там обнажённая будет стоять. Он не особо стеснялся родной кузины, так как это всё таки родственник. Ну не то чтобы он не стеснялся вообще, просто из 10.000 разных девушек Аду бы он стеснялся меньше всего. Но, хвала Богам, кузина была одета. Её ровная спина и осанка подчеркивали женственность, а в юбке она выглядела превосходно
-- Красивый прикид, кузина. Мне очень нравится – С этими словами Капитан вошёл в каюту, и приобнял нежную девушку, наполняя её своим теплом.
-- Пойдём к канониру, сейчас немного постреляем, а потом на верхнюю палубу, буду учить тебя управлять кораблём, быть настоящим морским волком, хе! – Следующую фразу Капитан громко выкрикнул, стоя на входе в каюту
-- Эдвардс, готовь 2 пистоля и бомбарду! Покажем нашей гостье, в чём наша сила!
-- Слушаюсь, товарищ капитан! – Канонир мигом побежал на склад, доставать необходимое вооружение, заряжая пистоли и выкатывая бомбарду. Эдвардс Атева был очень милым парнем, примерно того же возраста, что и Бенедикт. Его чёрные кудри идеально подходили под цвет гари и пороха, от чего у него и появилась тяга к вооружению. Пострелять по чайкам, или выбить пару гвоздей с бомбарды – это по его части. Парнишка обожает пострелять и поломать. Такой канонир очень ценится на море, по крайней мере, у вольных каперов. Не то, что у этих, государственных. Там чёткая муштра, военные звания и строгость. В общем, полнейшая жуть, которая на море абсолютно не нужна (по мнению Бенедикта). А тем временем, юный Капитан, взяв на руку Аду, мило шёл по палубе в сторону склада, что-то рассказывая своей кузине, которая мило прикрывалась от утреннего Солнца. Матросы лишь умилённо улыбались в след, понимая, что было ночью, раз Капитан такой добрый. Спустя пару минут Канонир уже стоял рядом с Бенедиктом, держа в руке два двухзарядных пистоля. Взяв один в руки, Бенедикт тут же приметил пустую бутылку на бочке, и резким движением навёл на неё свой пистолет. Пара мгновений нажатия ударно-кремневого замка, и пистолет произнёс громкий выстрел, в тот же миг разбивавший несчастную бутылку-мишень. Матросы стали аплодировать меткости и ловкости Капитана, а Боцман пробурчал своим подопечным, что им нужно готовиться усерднее.
-- А теперь твоя очередь, Ада! – Бенедикт, положив пистолет обратно, пошёл к пустым бутылкам, поставив три на бочку, чтоб девушке было легче попасть.
-- Твоя цель – сбить хотя бы одну бутылку, но если ты разобьёшь конкретно горлышко третьей бутылки, с меня причитается – ухмыльнулся Капитан, намекая на прошлую ночь так, чтоб этот намёк поняла лишь кузина.
Ада чуть покраснела, восприняв комплимент капитана, как замечание. Оправив юбку тёмно-синего цвета с золотистыми вставками, девушка подумала, что стоило бы ей остаться во вчерашнем платье. Синий цвет ей не особо шёл, не смотря на лестные слова кузина. Почувствовав тёплые семейные объятия кузина, Ада разомлела и прикрыла глаза, но резкий возглас кузена заставил её вздрогнуть. Не успела девушка опомниться, как Бенедикт уже вёл её через всю палубу, на склад. Яркое утреннее Солнце вписалось в глаза, и девушка рефлекторно прикрылась рукой. Когда Бенедикт взял в руки пистоль, Леди отошла от него на несколько шагов, и сразу после выстрела словно превратилась в шаловливое дитя. При ней никогда не устраивали таких выстрелов, и про бои она могла лишь только читать в романах. Внимательно выслушав инструкцию кузена, девушка обхватила пистоль обеими руками и как-то по-своему прицелилась. Это был первый выстрел девушки (осознанный), но она не ожидала такой сильной отдачи. Когда спустила курок, пистоль ошарашено бахнул в сторону бутылок (и достаточно удачно!), но вылетел из трепетных женских рук.
*А она молодец. Конечно, это типично для девушки, но чтоб вот так с горяча сбить бутылку, молодец.* -- Думал Бенедикт, который на реакции успел подхватить падающий от отдачи пистоль. Матросы с пониманием отнеслись к падению пистоля с рук, ведь все понимали, в первый раз всегда неожиданно и тяжело.
-- Ха, сейчас получишь! – крикнула Джессика, которая резко выбежала из-за угла с деревянным мечом наперевес. Тогда ей было 12 лет, на год старше Бенедикта. Её голубой сарафан подчеркивал статус обычной девушки, а не какой-то аристократки. Впрочем, как и характер. Родители запрещали с ней гулять, но дворецкий, зная лично семью Джессики, тайком позволял маленькому Бенедикту пробираться за ограду, где он мог спокойно пообщаться со своей лучшей подругой. Достав свой короткий деревянный меч, Бенедикт с лёгкостью отразил шквал её ударов, фехтуя лишь одной рукой, как бы насмехаясь над ней. Джессику это ничуть не смутило, и она, внезапным выпадом справа, ударила Бенедикта по руке, чтоб тот разжал меч, выбросила свой, и с той же грацией подобрала в воздухе падающий меч Бенедикта, направляя им к горлу обезоруженного противника.
-- Ну вот, опять выиграла, хи! Помнишь же наш спор? Кто победит – стреляет из пистоля. Видимо, в этом бою выиграла я, но так уж и быть, мы выстрелим вместе, а то по рассказам Джека там очень сильная отдача, не хотелось бы покалечиться, идёт?
Бенедикта немного задела, что какая-то девчонка его победила в фехтовании, хотя это и мотивировало его заниматься усерднее. Но изменить уже ничего нельзя, и ему пришлось лишь согласиться с предложением. Пару кварталами позднее, два друга уже спускались в подвал одного из домов, где их ждал Джек, парень с короткими каштановыми волосами и высоким ростом. Его карие глаза отлично вписывались под женственные голубые глаза Джессики, которая с радостью согласилась быть девушкой Джека. Тот же, в свою очередь, с довольной ухмылкой уже ждал их, держа в руках обыкновенный пистоль, словно это древнее сокровище. Бенедикта, который частенько видел подобные вещи у сэров, что приезжали к ним на участок, не особо удивлялся, но показывал дикое удивление, дабы порадовать Джека. Мишенью решили назначить пустую стеклянную бутылку из под английского рома, но пули было всего 2, а пороха хоть бы хватило на эти два выстрела. Неумело зарядив пистоль, Джек предоставил выстрел своей «даме сердца», а она же решила выстрелить вместе с ним. Томительное ожидание от нажатия спускового крючка, задержанное дыхание и волнение. Уже кажется, что выстрела не произойдёт, но тут.. БАЦ. Резкий гул, как от грома, поражает всю комнату, а бутылка разбивается вдребезги, разлетаясь по подвалу, благо, никого не задевая. Ну и так как Джессика и Джек уже стреляли, следующий выстрел будет за Бенедиктом. Заряжая пистолет, Джек, (который, к слову, был старше его на 4 года), хотел помочь ему выстрелить, дабы отдачей не отнесло. Но Бенедикт хотел показать, что он взрослый, и сам может за себя постоять. Взяв пистолет в руки, и гордо попросив отойти друзей в сторону, юный Бенедикт навёл пистолет на новую бутылку-мишень, и начал прицеливаться. Страшно стрелять в первый раз, зато потом, со временем, привыкаешь. Спустя мгновения, не имея желания долго ждать, Бенедикт нажал на спусковой крючок, и… Дальше было всё как в тумане, но очнулся он явно на полу, весь в саже. Пистоль, из-за своей нестабильности и неизвестного происхождения, просто взорвался у юного Бени в руках. А дальше, всё как в тумане… Пришли родители, громко крича, увольнение дворецкого, полный контроль и запрет гулять с Джессикой и Джеком, которых Бенедикт, к слову, больше никогда в жизни не увидел. Кто знает, что с ними могли сделать его родители. Каких-то особых травм не было. Так, по мелочи, брови подгорели, всё лицо в саже. Это событие как раз и положило начало неприязни Бенедикта к его семье.
А после этого инцидента начались полные запреты всего «не аристократического», для того, чтоб Бенедикт изучал лишь то, что нужно аристократу, ходил с отцом на охоту, учил правила этикета и латынь. Случай с котёнком сильно въелся Бенедикту в голову, так как был последним событием, напоминающим жизнь «до взрыва пистолета». К ним на участок, с помощью маленького подкопа в заборе любил забираться милый серый дворовой котёнок, который почти всегда был голодным, и Бенедикт не мог ему отказать, понемногу откладывая с каждой трапезы всякие вкусности. Но это заметила его мать, мадам Армэн, которая и была инициатором почти всех запретов, ведь отцу и дела не было до жизни сына, ему лишь бы показаться перед друзьями, да на охоту/пир съездить. Мадам Армэн, женщина среднего роста в возрасте, которая имела двух сыновей: Старшего звали Роланд, а младшего, как раз, Бенедикт. Роланд был на 5 лет старше своего брата, и ему тоже не было особо дела до его воспитания. Да и к тому же, Армэн по-настоящему любила только Роланда, который всегда был прямым подражателем отца, и примером для будущей аристократии. А за все просчёты был всегда виноват Бенедикт, который воспитывался куда строже, чем брат. Вот и с кошкой произошёл тот же случай. Узнав про неё, мадам Армен приказала садовнику и укладчику заделать близ забора землю каменной кладкой, чтоб никто и никогда не мог пробраться на территорию подкопом, а охраннику сказала не выпускать Бенедикта без её личного разрешения. Эта ситуация так взбесила Бенедикта, что тот стал продумывать план побега. К слову, тогда ему уже было 14 лет.
После того, что он вспомнил, юный Капитан покрепче прижал к себе Аду, осторожно поднимая её на руки, чтоб отнести в её каюту, отдохнуть. Кто знает, вдруг у неё шок, или что похуже. Да и в одиночестве смогут побыть. Да уж, воспоминания из прошлого очень странная штука. Иногда могут навеять тепло и позитив, а иногда такое дерьмо, что лучше бы его не происходило. Бенедикт не любил своё прошлое, и даже какой-то частью души скучал по Джессике с Джеком. *интересно, как они сейчас, и живы ли вообще?* -- Думал Бенедикт, осторожно неся на руках Аду, находясь под понимающими взглядами матросов, которые после такого заботливого случая ещё сильнее начали уважать Капитана, как мужчину, капитана и как Человека.
Девушка, что смотрела на Бенедикта, наблюдала его задумчивость и витание в облаках. «Ей вдруг вспомнился парень, Под Берингтен помощник лекаря, который любил пообщаться с Адой в перерывах между своими раздумьями. Он научил её латыни и рассказал о целебных свойствах некоторых трав и отваров. Однажды Ада сбежала к озеру с ребятами, которые жили при дворе. Когда все стали перепрыгивать щель в отвесном береге, юная Леди отошла ближе к краю, дабы сорвать несколько цветов шиповника, но край берега обломился, и девочка-Ада, вместе с землёй, глиной и камнями, упала в воду. Единственным, кто тогда вовремя успел помочь и вытащить её из воды, оказался тот самый паренёк.
-- О чём ты только думала, когда пошла к краю берега?! – Пытался отчитывать её в тот день Под, укрывая Аду своей шерстяной потрёпанной рубахой, стараясь согреть девушку. – Ты слишком ветреная!, -- продолжал отчитывать Под, согревая Аду.
Это был последний месяц Ады, проведённый в замке родителей. Вечер перед отправкой в город к Дяде Бенжину девушка помнила отчётливо. Ада, старший брат и младшая сестрёнка, сидели в главном зале Замка у камина, и разговаривали ни о чём. Перебирая волосы, девушка, вместе с остатками своей семьи, смотрела на бархатные переливания огненного вихря, что исходит из камина. После отъезда она уже никогда не видела Пода, хоть и часто о нём вспоминала.»
Когда Ада с Бенедиктом остались на палубе одни, девушка в полтона решилась всё-таки спросить парня о необходимых для неё вещах.
-- Кстати, давно хотела спросить!, -- Начала девушка, -- Как я могу к тебе обращаться? Я понимаю, что при команде лучше на Вы и Сэр, но между нами кровная связь, да и не привыкла я общаться так, от чего долго отвыкала.
Бенедикту сразу приметил, что кузина всё-таки стала обращаться к нему на «ты». Так ему было куда спокойнее, ведь он не особо её старше по виду, да и это «выкание» напоминало ему своё прошлое. Вопрос Ады не застал юного Капитана врасплох, ведь кузина почти ничего не знала о нём. Команда просто звала его «Кэп», приближенные называли по имени, Бенедикт. Но для милой леди не подходило и то и то, да ещё и той, которая ему нравится. Маргери называла его «Дурачком», особенно когда издевалась над ним, ходя по комнате голая. Такой вариант Бенедикту тоже абсолютно не подходил. В детстве, Джек и Джессика называли его просто «Бени», а родственники называли его «молодым человеком». Всё это было совсем не то, что подходит для отношений. Пересказав свои мысли Аде, юный Капитан тихонько так, очень сильно смущаясь, сказал шёпотом
-- Бени… – Это сокращение имени образовалось в его голове спонтанно, он даже не думал так себя называть. – Так меня называли мои самые близкие люди, не считая мою семью.
-- Только не при всех… Когда ты точно уверена, что мы одни, и никто не услышит. – Так пару раз его называла Джессика, когда они были вдвоём. Джессика вообще была странной девочкой, и познакомилась с Бенедиктом раньше, чем с Джеком. Может быть, Бенедикт просто не понимал, что за чувства таились у Джессики к нему, ведь был ещё совсем мал, да и в его доме словосочетание «подростковая любовь» никто и знать не знал, слишком все были наигранно приличные. Как сейчас юный Капитан помнил нежный шёпот Джессики, её ласковый голос и светлые волосы, что были ей по пояс, даже с её достаточно большим ростом.
*Бени…* -- прозвучало в голове у Бенедикта. Тут же отбросив эти мысли в сторону, юный Капитан уставился на кузину, что стояла рядом с ним, скорее всего очень умиляясь от услышанного сокращения имени своего родственника. Или же всё-таки статного парня?
– Хорошо, -- Тихо сказала Ада, -- А если я не уверена, что никто не слышит, а могу обращаться к тебе Бен?
-- Да, конечно, ты можешь называть меня как угодно, Моя милая Кузина – Бенедикт специально делает упор на слове «моя», замечая, как при этом девушка начинает мгновенно загораться. Румянец ей определённо к лицу, и юный Капитан, под силой хорошего настроя, продолжает улыбаться. Как же давно у Бенедикта не было девушки. Вообще, женского внимания у юноши было не особо много, так как аристократия совсем не привлекала Бенедикта. В детстве к нему подходили разные леди его возраста, дабы скоротать время, но слушать его «рассказы про пистоли и драки» они не хотели, от чего под предлогом «попудрить носик» быстро ретировались. Нелегко было парню с бойким характером в этом мире лицемерия и этикета. Но кое как выжил, и то радует. Настроение было прекрасным. Он капитан корабля, да и вообще, весь мир открыт перед ним.

*БУМ*. Каюту пробивает пушечный снаряд насквозь, ломая древесину в щепки.



Ан Дорес

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться