Капитан

Размер шрифта: - +

Глава 7. Нэксон. Новая надежда старой Испании.

Яркий день.
В малом порту города Бильбао происходит настоящий праздник. Спускался на воду первый исключительно научный корабль, построенный за финансы общества геологов. Его цель — исследование Нового Света, просвещение мирового сообщества, и, конечно же, возвеличивание Испании в глазах европейских монархов. Поговаривали, что корабль стоил обществу немалую часть их дублонов. Красивый одномачтовый шлюп «Наука», вооружение которого состояло из четырёх 8-ми фунтовых кулеврин, что являлось чисто формальной защитой, нежели полноценным вооружением. По всему прибрежному городу были слышны восторженные крики толпы, приветствуя настолько благую миссию, и всех её членов. Кастаньеты били в ритм маршевой музыке, увеличивая общий ажиотаж. Сэр Артур Нэксон, во всей своей красе, шествовал с треуголкой на голове и бутылкой традиционного испанского вина, готовясь пустить «Науку» в её первое плаванье, прямо с верфи Бильбао. Его нарядный голубой китель, который в особые дни сменялся повседневному камзолу, прекрасно сочетался с его необычной голубой бородой. Его зелёные глаза отдавали ярко алым пылающим огнём, который был понятен его знакомым. Нэксон махал публике, словно изысканный артист, не вышедший из образа. Будущий капитан чётко видел перед собой цель, и он основательно к ней готовился. За неделю Артур, вместе с Артемисом, юным коком на «Науке», в полной серьёзности ситуации проверил качество поставленного на его будущий корабль эля, оценив напиток на твёрдую четвёрочку, с чем Артемис Саренто безоговорочно согласился, добавив, что почувствовал «некоторые нотки приятного послевкусия»
Позади будущего капитана шёл его преданный первый помощник, Ричардс Берингтон. Вот кто смог переплюнуть Сэра Нэксона в изысканности парадного костюма — так это он. Абсолютно неизвестно как, но Ричардсу удалось достать полноценный комплект истинного испанского аристократа. Вамс, расшитый различными узорами разнообразных цветов, чёрный хубон, сотканный по последним пискам моды, а так же новомодный воротник белого цвета— горгеру. По левой части поясной портупее виднелась украшенная шпага, а справа на цепи был подвешен аккуратный кинжал, с виду казавшимся декоративным. Образ довершали нежные белые перчатки, которые в данный момент были на Ричардсе, не смотря на тёплую погоду. Первый помощник был больше похож на губернатора, нежели на корабельного офицера. Впрочем, его костюм был с некоторыми «дополнениями», которые он заранее попросил сделать портного. Внутренние обширные карманы, скрытые под хубоном, содержали в себе различные штурманские приспособления, необходимые для управления курсом корабля. А так же, в одном из дальних карманов, в свёрток была завернута настоящая вагенера — карта в равноугольной цилиндрической проекции, что давала существенное преимущество в навигации, по сравнению с иными мореплавателями. А вот компас Ричардс решил не скрывать в карманы, а наоборот, подчеркнуть им свой стиль. Крошечное устройство было украшено сотнями маленьких перламутровых жемчужин, а на реверсе компаса была выгравирована известная фраза на латыни — Memento Mori (лат. «Помни о Смерти»). Сам же Берингтон вальяжно шагал за Капитаном, более сдержанно приветствуя толпу зевак.
Чем вызывал недовольство Мбанги, не понимающего смысла этих пышных нарядов. Он, идя следом, был самым сильным и высоким член команды, у которого попросту не было иной хорошей судьбы, нежели пойти в экспедицию за Сэром Нэксоном, не отличался особыми манерами. Точнее, манеры не были предназначены для Нумда Мбанги. Его тёмное тело закрывала лишь которая льняная рубаха, да серые заштопанные штаны, что вызывало периодические «аханья» со стороны молодых невинных дам. Плотник «Науки» лишь ухмылялся, видя восторженные взгляды. Он, перекинув через спину, нёс большой мешок с различными вещами, которые довершали бы полную подготовку корабля к отправке. Там же в мешке лежало парочку ножей, предназначенных для резьбы по дереву, с помощью которых Мбанга, казавшийся на вид суровым мужчиной, вырезал милые деревянные фигурки.
За спиной Мбанги, в шеренге шествия к кораблю, расположились две крайне интересные личности, которые нашли друг-друга в общих интересах, вечно обсуждая что-то в длительных дискуссиях.
– Адам, я же Вам говорю, – с выраженным немецким акцентом и картавостью, начал новую волну доказательств Франц Шульцманн, исследователь шхуны «Наука», – наша экспедиция является уникальным кладезем науки! С нами не сравнится ни одно научное сообщество! По-истине Великое достижение! – с ярым интересом в словах рассказывал Франц. Однако, у его собеседника, Адама Макалинского, медика «Науки», и по-совместительству хранителя знаний латыни, воодушевления эти слова не вызывали.
– Послушайте, Франц. Я повидал множество амбициозных исследовательских проектов, и могу с точностью сказать, что бывают и более удивительные экспедиции! Наша уникальна лишь тем, что мы, первые такие дураки, которые отправляются в открытый океан без защиты военных судов. Нас можно судить либо как первооткрывателей-популязираторов, либо как полнейших дураков без морской защиты. Хотя, как говорится, Veritas in medio est (лат. «Истина находится посередине»). – Собеседник Шульцманна, хоть и обладал неким скептицизмом, но и глупцом его нельзя было назвать. Бесценный опыт (а ведь он единственный, кто полноценно был на длительных морских походах), а так же пленение и сложная судьба — сделали его настоящим корабельным мудрецом, образ которого Адам успешно держал.
Парочка спорящих товарищей была одета относительно одинаково. Без особой изысканности, как можно более практично. Просторная камиса, короткие штаны, и кожаный жилет — то, что было с ними и на парадном шествии, и в мореплавании. У Адама дополнительно были поясные подсумки, в которых хранились различные колбы, пробирки, а так же медицинские инструменты. У Шульцманна, с ему присущей немецкой выдержкой, из под рубашки(камиса) была заметна кожаная кобура от однозарядного пистоля, а справа — два мешочка, с порохом и пулями, для ускоренной перезарядки. Хоть Франц и не отличался воинственностью, владеть пистолем его обязал жизненный опыт. Ещё в детстве он, вместе со своими друзьями, подрабатывал в оружейной лавке его отца, который и обучил его всем премудростям обращения с оружием. Он же и заменял пустующее (скорее всего, из-за ненадобности) место канонира на научном шлюпе Сэра Нэксона.
А замыкал колонну, вечно позитивный Кок «Науки» - Артемис Саренто, который нёс с собой в руках бутылочку недавно проверенного с капитаном эля. Этот мальчик отличался от всей команды своей невозмутимостью, чем отлично поднимал настроение в пути. Его лучшим другом на время путешествия стал Мбанга, с которым они могли проводить целые дни, пока корабль покорно шёл под парусом в сторону поставленной цели. Паренёк, который вместе с Нумдой на днях уже загрузил провизию на корабль, был одет в простенькую тонкую белую (или то, что осталось от белого цвета) рубашку с курьёзными вырезами в рукавах, простые коричневые штаны и уменьшенную версию треуголки, подаренную ему Артуром Нэксоном, капитаном корабля.
Всю эту скромную, но очень дружную команду, уже заждался губернатор Бильбао возле верфи. Хоть город и не обладал большим портом, но вполне мог спустить на воду простенький одномачтовый шлюп. И вот, во взор Сэра Нэксона попался уже губернатор Бильбао, Альберто Гонсалес. Этот плотный низкорослый мужчина строгой, присущей Баскам, внешности, с чёрными усами и короткой бородой, выглядел довольным происходящим. Его одежду можно было бы сравнить со стилем Ричардса, но, походе, даже губернатор уступал в изысканности первому помощнику.
– Ах, Сэр Нэксон! Или, Вас уже лучше называть — Капитан Нэксон? – выражая нескрываемую радость высказался губернатор. – Я рад, что мы собрались тут в столь знаменательный день! Со времён первых колоний Испания не была так горда своими достижениями! И вот, наконец, нашлись смелые люди, готовы прославить Испанию!
– Для меня честь принять командование над шлюпом «Наука» и продвигать честь испанской короны по всему миру. Благодарю Вас, Ваша светлость! – Со всеми манерами ответил Нэксон, скромно поклонившись. Его примеру последовали и остальные члены команды. После формальностей Артур Нэксон, приподняв бутылку над своей головой, обратился к толпе. Кастаньеты затихли, ожидая слов новоиспечённого капитана.
– Дорогие соотечественники! Пусть этот день запомнится всем! Сегодня, наша бравая команда отправится в путь, доказав превосходство нашего народа! А эта бутылка вина, что у меня в руке, послужит символом нашего отплытия. Но не переживайте, мы не просто так уходим из порта! Для всех и каждого мы, с позволения нашего славного губернатора, оставили около верфи пару ящиков отборного испанского вина, милости прошу! – После произнесённых слов, казалось, толпа взорвалась от оваций настолько, что даже пушечный залп не сравнился бы по громкости с счастливыми людьми. А Нэксон, уже Капитан Нэксон, лишь улыбнулся, подходя к кораблю, что уже был спущен на воду, ожидая свою команду. Подойдя вплотную к кораблю, Артур Нэксон, амбициозный капитан средних лет, ударил со всей силы бутылкой по опорной балке, разбивая бутылку вдребезги. От данного события толпа её сильнее закричала от радости, а команда ощутила сладостный вкус искателей приключений, который так манил многих первооткрывателей (особенно Франца, который был вне себя от радости события).
– Ну, дорогие мои друзья, все на борт! Мы и так заставили нашего дорогого губернатора простоять тут половину дня. Кстати, это и тебя касается, Ричардс. Как можно так долго выбирать костюм?! – с долькой поддёвки спрашивал Артур своего первого помощника.
– А как я, Ричардс Берингтон, мог придти в обыденной одежде на встречу с самим губернатором! Немыслимо! Ещё повезло, что в городе нашёлся толковый портной. Так бы пришлось ждать костюмы из Мадрида, так то! – Настаивал на своём Первый помощник.
– Давайте уже выйдем с порта, и потом обговорим все детали? Не забывайте про нашу изначальную цель. – С утончённым скептицизмом вставил свои слова Адам Макалинский, ступая на борт корабля.
– Солидарен с Адамом! Не терпится увидеть красоту океана, морскую жизнь и Новый Свет! – Воодушевлённо закончил мысль за своим собеседником Франц.
И так, спустя получаса приготовлений, парочку неудач в планировке и сотне новых аргументов в полемике Ричардса и Франса, научный корабль, Шлюп «Наука» вышел из порта и направился на западное направление. Пушки из порта города Бильбао сделали прощальный залп, и скрылись за горизонтом в бескрайнем океане.
Попутный ветер гнал парусный корабль вперёд к своей цели, а вместе с ним и нашу бравую команду.



Ан Дорес

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться