Капитан Кроун: судьба у русских берегов

Font size: - +

Год 1787.  Портсмут, графство Хэмпшир, Великобритания

Евгений МИХАЙЛОВ

КАПИТАН КРОУН: судьба у русских берегов

 

 

ГЛАВА 1

Год 1787.  Портсмут, графство Хэмпшир, Великобритания

 

Погода была привычно ветреной. Горожане как обычно прогуливаются по пристани,  совершенно не обращая внимания на хмурое небо и грязно-серые высокие буруны на море. Даже единичные деревья давно смирились с соседством постоянных сильных зюйд-вестовых ветров, продолжая расти не вверх, а сильно прижатыми к земле. 

Жизнь любого портового города всегда шумит, не умолкая ни на секунду. Но в Портсмуте всё кипело. Сказать, что в Портсмуте сосредоточены все жизненно необходимые службы  для  Королевского флота, значит сказать ровно ничего. Портсмут и есть сам Королевский флот.

Сам город располагается на острове Портси, который возвышается над морем всего на десять футов[1] и отделён от главного острова Великобритания лишь узким и мелким проливом. Местные жители легко переходят его в отлив.

В западной части острова находится Портсмутская гавань, где по всему берегу раскинулись королевские верфи. Над крышами многоэтажных складов повсюду виднеются частоколы топ-тимберсов деревянных наборов корпусов. В каждый уголок острова со стапелей расходится монотонный стук топоров, словно биение сердец будущих кораблей.

С внешнего рейда в тихую гавань и обратно тянутся две длинные нескончаемые  вереницы парусов всевозможных размеров. Сама гавань была забита до отказа судами разных рангов и классов. Между большими линейными кораблями, фрегатами и военными шлюпами, размеренно покачивающихся на волне, бесконечно снуют туда-сюда небольшие люггеры, карликовые ялы, катера и баркасы, постоянно перевозя то людей, то провиант, то товары или боезапасы с берега на корабли – с кораблей на берег.

Портсмутская гавань огласилась привычным для морского уха затяжным эхом корабельных рынд, повсеместно отбивающих склянки. Но эти звуки тут же поглотил протяжный звон большого колокола с центрального здания Адмиралтейской верфи.

В 4 милях к северо-западу, на другой стороне Портсмутской гавани, виднеется хмурый замок Портчестер, окруженный небольшими одноэтажными постройками.  Некогда средневековый замок из серых камней, встроенный в развалинах старой римской крепости с Д-образными башнями третьего века, современнику знаком по пьесе Уильяма Шекспира «Генрих V». А сейчас он служил англосаксам обычной тюрьмой для многочисленных французских военнопленных.

Война между странами закончилась много лет назад и пленные, как и их тюремщики, нудно коротают время в ожидании обмена. Одни играют в карты, другие дружно поют или танцуют. А некоторые французы, сидя по уголкам, мастерят небольшие искусные модели кораблей. Делают их не из дерева, а из бычьей кости. Уникальные по своей красоте модели пользуются высокой популярностью среди английских вельмож. Такой заработок позволял существенно разнообразить пропитание товарищей по несчастью. Порой кажется, что скупое английское правительство специально морило голодом французов в надежде на их беспрепятственный побег и таким образом ожидало самостоятельное решение проблемы затратного содержания заключенных.

Хоть французы ведут себя весьма мирно и дружелюбно, но на улицах до сих пор регулярно встречаются патрули морской пехоты. Виной тому послужил последний серьезный инцидент, произошедший больше 10 лет назад. Пожар 1776 года нанес сильнейший урон верфи. Горожане говорят, якобы пожар был устроен вором по прозвищу Джон-красильщик, который сочувствовал американским колонистам в их деле за независимость. На восстановление понадобилось несколько лет и колоссальные денежные суммы из казны. С тех пор ни один из морских чиновников Адмиралтейства не хотел рисковать своим именем и головой, и больше не пренебрегал чрезмерной безопасностью в порту и городе. А корабелы даже решили изменить расположение строений на верфи, возведя новые склады пеньки в достаточной стороне от канатного двора и пороховых магазинов.

Однако, бухта становилась проблемой для флота по мере того, как развивалось английское кораблестроение, а корабли увеличивались в размерах и водоизмещении.

В военное время флот оснащался в Спитхеде[2]. А в бухту Портсмут-Харбор судам надо  заходить для установки новых мачт и доковых работ. Но современные линейные корабли уже не могут зайти в бухту. Глубины на баре в горле бухты лишь  14 футов в отлив и только 12−15 футов дополнительно во время прилива. Чтобы уменьшить их осадку приходится разоружать корабли на внешнем рейде, выгружать пушки  в небольшие катера и тендеры, доставляя орудия на берег для временного хранения. Для этого у входа в гавань с южной стороны верфи был сооружен оружейный причал.

ПОРТСМУТ 1788 год

 

Но и после этого корабли заходят в гавань только с приливом. При выходе кораблей из бухты на рейд к ним опять устремляется множество малых судов, возвращая вооружение и запасы. Это чертовски сложно и изнурительно для всех, ибо по обе стороны бара часто образовываются водовороты, грозясь ухватить судёнышко вместе с нерадивым экипажем на дно. Но иного выбора нет. Флот продолжает расти, и внутри бухты с каждым годом становится все теснее и теснее. Вскоре большие корабли стали заходить в защищенную бухту только по большой нужде.



Женя Камень

Edited: 25.04.2017

Add to Library


Complain