Капитан Летучего голландца

Размер шрифта: - +

Глава 4. В одной лодке

Глава 4. В одной лодке

Остров Ява. Наши дни

Открыв глаза рано утром, Джон Янссен глубоко вздохнул,  для него наступил очередной день его бессмертной жизни, которую он ненавидел столь же сильно, как ненавидел виновника всех своих бед – Филиппа Ван дер Деккера. После того случая в борделе, он остался вечным должником, за что и рассчитывается по сей день. Лучше бы он тогда сгорел в гиене огненной за свои плотские согрешения, чем попасть под действие проклятья «Летучего голландца». Уже на протяжении почти четырехсот лет он помогает Ван де Деккеру пытаться снять оковы и освободить его метущуюся душу из лап дьявола, так же, как и свою. А все из-за чего? Из-за того дурацкого долга перед ним. Не, ну подумаешь, познакомил его с молодой миссионерской парой, которую он любезно согласился доставить на родину. Да кто же знал, что этот чокнутый решит убить Кристофа, чтобы овладеть его женой!

Одним словом, винил Джон во всем одного человека и явно не себя самого. Попытки свести счеты с жизнью оказались бесплодны, и несчастному проклятому миссионеру оставалось лишь одно - это из года в год ждать виновника всех своих бед, чтобы в очередной раз попытаться разрушить это, чертово проклятье. Проснувшись сегодня утром, если ночную пытку, что с ним происходит вообще можно назвать сном, Джон ощутил жуткую дрожь в теле, которую он испытывал всякий раз, когда встречался с Филиппом, а это значит, что капитан «Летучего голландца» прибыл в индонезийские воды и скоро пришлет за ним.

Не прошло и трех часов, как в его квартире в Чилачапе раздался звук дверного звонка, от чего тот нервно подпрыгнул на месте и громко сглотнул. Неуверенно подойдя к входной двери, он трясущимися руками нажал на небольшую металлическую ручку, после чего дверь со скрежетом отварилась. В коридоре никого не оказалось. Джон немного высунулся наружу и боязливо осмотрелся по сторонам. Никого не обнаружив, он хотел было закрыть дверь, но наступив на что-то хрустящее, быстро опустил голову вниз. На коврике для ног, который он расположил возле входной двери, лежал небольшой бумажный конверт из старинной бумаги с красной восковой печатью. Не сложно было догадаться, что это послание от капитана голландца, так, как такими способами связи сейчас уже никто не пользовался. Аккуратно подняв загадочный конверт, миссионер тихо вошел обратно в квартиру и бесшумно закрыл дверь.

Посмотрев внимательно на таинственное письмо, священник долго стоял в раздумьях - а стоит ли его вообще открывать? Да, конечно, заклятье затронуло и его, но, сколько невинных душ должно еще погибнуть, чтобы голландец и его капитан смогли обрести покой? Хоть Джон сам далеко не был безгрешен, но Филипп Ван дер Деккер был в сто крат хуже него. Ради того, чтобы спасти свою душу, он губил другие, раз за разом, не обращая внимания на последствия. И он  – Джон Янссен, в этом ему способствовал. Хотя и не по своей воле, но он тоже был причастен к гибели несчастных, за что будет корить себя до скончания времен. Словом, миссионер не хотел вновь брать очередной грех на душу, но был ли у него выбор? Нет. И потому, с глубоким вдохом отчаянья, надломил фамильную печать и приоткрыл злосчастное послание.

Холодный мрак повалил из распахнутого письма, который ожег руки напуганного священника. Тот бросил злосчастный клочок бумаги на пол, заблаговременно отскочил в сторону. Не многое могло ранить проклятого человека, но этот темно-синий туман был родом с самого голландца, и потому был крайне опасен для всех проклятых и метущихся душ. Густой туман начал заполнять комнату, не оставляя шанса на спасение, но затем резко остановившись, собрался в единый сгусток энергии, в котором затем воплотился образ капитана, передающего весть.

- Доброго дня, мистер Янссен! Спешу вам напомнить, что вы по-прежнему остаетесь моим должником, и я хочу, чтобы вы незамедлительно явились на борт моего корабля, – произнес ледяным голосом туманный силуэт. – И даже не вздумай бежать, тьма голландца найдет тебя, где бы ты не находился.

Темный, словно мрак ночи, силуэт вновь обратился в туман, просочился сквозь приоткрытое окно и растворился в воздухе. Дрожащий от страха миссионер нервно сглотнул, внимательно осматривая обожжённую руку. Хотя Джон и ожидал скорую весть с «Летучего голландца», но к такому он явно готов не был. Немного отойдя от пережитого ужаса, священник спешно собрался и уже через полтора часа был на пристани Чилачапа. Напряжённо вглядываясь в безбрежную гладь океана, Джон заметил вдалеке злосчастный корабль, который находился в нескольких милях от белого песчаного пляжа.

- Да уж, еще плыть и плыть до этого, чертова корабля! - недовольно возмутился он, усаживаясь в небольшую лодку, которая была заблаговременно пришвартована возле ближайшего пирса.

Тропическое солнце уже вошло в зенит, когда Джон Янссен поднялся на борт "Летучего Голландца". На корабле его встретили недовольные взгляды мертвецов и слегка бледное лицо девушки, которую, как он понял, Филипп решил сделать следующий жертвой.

- Почему так долго? – возмущенно пробурчал капитан, как только священник появился на палубе корабля. Ван дер Деккер, как и положено жениху, был облачен в праздничный камзол, который был обильно украшен вышивкой золотом и драгоценными камнями. Для полного образа капитана пиратского корабля ему не хватало разве, что треуголки или широкополой шляпы. Но по какой-то неведомой причине, сегодня он решил отказаться от привычного для всех облика, чем вызвал легкое удивление в глазах прибывшего гостя.

- А ты куда-то спешишь? – саркастично заметил тот. – Или ты уже снял проклятье и я тебе не нужен?



Катерина Филд

Отредактировано: 04.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться