Капкан мерцающих браслетов

19.1

* * *

― Почему кольцо не снимается? ― Аллеонария до боли сжала мою руку, пытаясь стянуть кольцо. Еще немного ― и оторвет с пальцем. Но выдавать себя не стала ― я без сознания и пока не собираюсь в него возвращаться. ― Она же произнесла слова условия. Добровольно, как там было написано, от всего сердца отдала годы жизни, кольцо должно опустошиться полностью, но… по-че-му-то… не... сни-ма-ет-ся…

― Все результаты исследований этого артефакта бесследно исчезли, остались крохи информации, так что я не знаю, почему кольцо не снимается, а эта... ― выплюнул Варкол, ну-ну, а еще король называется, правильно он мне не нравился, ― жива. Хватит дергать эту проклятую безделушку. Если бы слушала меня ― сейчас была бы женой Кирониара и кольцо носила бы на своей руке, а не пыталась стащить с другой. Твоя гордыня и глупости, которыми задурил голову Риол, наказали тебя.

― Я жертва, а они обманывали всех. Почему ты не накажешь их?.. ― Принцесса раздраженно громко топнула ножкой, еще бы ― все планы дракону под хвост.

― Вот очнутся, тогда и поговорим. Ты хоть понимаешь, что по твоей вине мы потеряли всех союзников, кроме орков. Из-за тебя они вместе с вампирами чуть было не объявили нам войну.

― А я-то тут при чем?! ― М-да, либо дура, либо просто бессовестная тварь. В доказательство этого Аллеонария прошептала: ― Было бы гораздо лучше, если бы их стерли с лица земли…

― Что ты приказала сделать с Кирониаром?! ― Король был недоволен, но скорее поведением дочки и возможной потерей казны в войне, чем крыльями какого-то там вампира. Тьфу, тошно.

― Заслужил… ― раздалось эхом за закрывающейся дверью. Все-таки тварь, не человек!

― Не понимаю, когда она стала такой. У нее все есть, вот чего, спрашивается, не хватало? Жажда наживы никого еще не доводила до добра. ― Король тяжело вздохнул, присев рядом. ― Знаю, ты очнулась, хочу извиниться за дочь, но не более того. За обман вы оба будете наказаны.

Я не шелохнулась, хотя приготовилась к худшему, но он встал и вышел. Только хотела открыть глаза, как услышала тихие неровные шаги.

― Кир!.. ― Распахнув глаза, я вскочила, но тут же плюхнулась обратно, застонав.

― Тихо, не вставай, на тебе не так все хорошо заживает, как на мне, нужно время… ― Кир был бледный, осунувшийся, с темными кругами под впавшими глазами, словно он без еды и воды месяц провел в подземелье.

― Где я? ― Подумав про подземелье, я вдруг поняла, что не знаю, где нахожусь и сколько. Светлая маленькая комната, небольшая кровать, застеленная серым бельем, маленький стол с одной стороны и тумбочка с другой, большие окна до пола.

― Мы в лекарском крыле в моем имении, оно было ближе всего, поэтому и решили не подвергать нас опасности лишними переходами. ― Сильно прихрамывая, Кирон приблизился и сел рядом.

Одна рука перевязана, под длинной туникой видны бинты, опоясывающие тело, шрам разошелся снова, но отвращения больше у меня не вызывал. Придется лекарю П′Ильису снова штопать Кирониара.

― Сколько времени мы тут находимся? ― Я все-таки приподнялась на локтях, и, поняв, чего я хочу, муж помог хотя бы сесть, чтобы сразу оказаться в моих объятьях.

― Три дня. Я сам только часа четыре как очнулся и сразу к тебе. Охраны понаставили столько, что еле пробрался, пускать не хотели, но меня не так просто остановить. ― Кир озорно подмигнул мне, погладил по голове и отстранился.

― Кир, в чем дело?.. ― Мои поглаживания по спине ему были неприятны? ― Извини, я забыла, твои крылья…

― Ничего… Прости, из-за меня ты перенесла все это, ― он говорил, а я пыталась восстановить всю картину происходившего и вдруг вспомнила еще кое-что. ― Синяки пройдут, но я…

― Аллеонария говорила правду, она отравила тебя? ― Согласный кивок я расценила как призыв к действию, бросилась к мужу, целуя все лицо, а потом влепила пощечину. ― Почему ты не сказал раньше? Мы бы тогда не просто бегали с чертовой бумажкой, из-за которой весь сыр-бор приключился, а поискали противоядие.

― Приключилось все не из-за бумажки, как ты выразилась, а из-за жадности некоторых. А противоядие я нашел, только у него есть побочный эффект и он тебе не понравится.

― Хм, теперь давай по порядку: о какой жадности ты говоришь?

― Жадность обыкновенная… ― Он ухмыльнулся и, подвинув меня, сел рядом, обняв. ― Многим не дает покоя искристое озеро и кристаллы, которые растут в пещерах под ним, в добыче которых мы монополисты. Но сколько бы мы ни объясняли, что без сил вампиров и вампов кристаллы в руках других бесполезны — единственное, что они смогут только служить светильниками, — нас никто не хочет слышать.

― Решили, будто это уловка, чтобы не делить ни с кем источник дохода?

― Верно, подробности я рассказывать не буду, лучше потом покажу.

― Теперь о противоядии…

― Сам по себе яд можно нейтрализовать. Есть много способов, зелий, но в случае, если он попадает на открытую рану, организм, пытаясь отгородиться от пагубного воздействия, словно паутину отращивает нервные окончания, словно новые ткани, все больше и больше. Разрастается быстро, повреждая органы и порождая дикую боль. Я не обратил на это внимание сразу ― и вот результат, но кровь вампа полностью справляется с большинством ядов.



Елена Влатова

Отредактировано: 01.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться