Капкан мерцающих браслетов

5.1

***

Кирониар

Кирониару пришлось спрятать в своей пещере вещи Леонидии и забрать несколько платьев Аллеонарии. Наряды оставались с прошлого визита во дворец короля Варколисандрия с принцессой, которая вечно возила с собой весь гардероб. Кирониар припрятал пару, ну хорошо, не пару, а полгардероба, хотелось позлить ― вот и пригодилось.

Его вечное величие уже минут десять мерил широкими шагами свой просторный кабинет со стенами, отделанными в государственные цвета, чуть не смахнув с большого темного массивного стола фигурку дракона, держащего в зубах флаг Гилларии.

― Как… это… понимать?! ― Казалось, что царственные зубы сейчас крошкой осыпятся на прекрасный ковер эльтифирской работы от того, как он ими скрежетал.

― Но вы же сами приказали мне жениться на ней. Чем же вы теперь недовольны? ― Кирониар постарался расслабиться, но король был не дурак и наверняка уже почувствовал, что что-то не так.

― Но не таким образом! Я не просил привязывать себя к этой каррийской сумасбродной кукле!

― Я просто воспользовался случаем, во благо государства, между прочим. ― Его вечность с трудом сдержался, чтобы не встряхнуть наглого двоюродного племянника. А Кирониар сейчас переживал только о том, чтобы Леона никуда не вляпалась, пока одна. Надо было попросить ее вообще молчать.

― Если бы не договор, сам бы придушил давно. Но нам нужна была громкая свадьба! Ты же не деревенский мужик! Ты женился на принцессе, и на этом событии должен был танцевать весь мир! ― Король, сев наконец за стол, успокоился, откинувшись на высокую спинку кресла. ―Ты хоть понимаешь, как подставил и себя, и нас всех?

― Она все равно сразу не поняла, что произошло, а иначе ни за что не пошла бы за меня. ― Кирониар тоже устроился в своем любимом кресле у камина, в котором он столько раз выслушивал претензии дяди.

― Не поняла?! ― Альбертари подался вперед, но молодой наглец так и продолжал сидеть к нему спиной у камина. ― Что произошло? Где она была все это время? Откуда ты ее привез?

Кирониару пришлось рассказать всю историю, умолчав только, что Леона на самом деле пришедшая из другого мира и про трудности с языками.

― Мне доложили о проникновении в запретную зону лица, не имеющего разрешения, оно было не местное, дезориентировано. Я приказал, чтобы оное вывели за границу зоны, причинив минимальный вред. Ягоды Ии мне показались прекрасным решением, к тому же она голодала. ― О том, что говорила девушка на непонятном языке, молодой вампир решил умолчать.

Отобрав тогда у стражей слуховую раковину в нужный момент, он слушал речь, по тону поняв, что девушка в отчаянии, а через некоторое время следящий кристалл замигал красным, значит, жертва выведена из строя и покинула запретный лес.

― Мы подбросили ей куст, а она, по-видимому, так обессилела, что не поняла, какие ягоды перед ней. Потом, естественно, ей стало плохо, и мы незаметно вывели ее. На утро я полетел посмотреть сам, кого к нам занесло, а она в обморок, всю трясет от лихорадки…

― Сумасшедший, ты отравил принцессу?!.. ― Король вскочил, лихорадочно забегав по комнате.

― Я же не знал, что это она. По всему лесу следящих зеркал не развесишь, только кристаллы, а они передают лишь звук и перемещение. Но она все равно меня не узнала. ― Кирониар, взяв кочергу, сделал вид, что занят камином.

― …? ― Король все же не выдержал: подойдя к камину, сел в кресло рядом и нетерпеливо заглянул в глаза племяннику. Тому ничего не оставалось, как отбросить железяку и рассказывать дальше.

― Я тоже удивился, но похоже, что в обмороки она падала часто и головой при этом ударялась до того момента, когда я нашел ее. И это до сих пор мешает восстановить память. Да, ты не ослышался, дядя: она ничего не помнит, если только на интуитивном уровне… что терпеть меня не может.

― Но как ты смог тогда уговорить ее на брачный обряд?

― Сказал же: ничего и никого не помнит! Ни-че-го! Сказал, что это обряд для восстановления памяти и организма после отравления, хоть я ее и подлечил.

―И она поверила? ― Король Альбертари сомневался в правдивости рассказа, и это было понятно: принцесса всегда с ненавистью говорила о вампирах и тем более о браке с одним из них. Однако брачные браслеты сводили на нет все прошлое. Кирониар был уверен, что сможет убедить Леону. Кстати, о ней.

― Поверила… Ваша вечность, не пора ли приказать подать ужин? Мы не ели с самого утра. Вы же не хотите, чтобы ее высочество первым делом вспомнила, как она относится на самом деле к ВАМ?! Может, нужно создать для нее лучшее впечатление о нас, нашей расе и ее великом и мудром правителе.

― Хамишь, щенок, не забывайся. Если бы не я…

― …Жили бы мы все еще в своем поместье никому не нужные… ― Король фыркнул недовольно, услышав из уст Кирона свои же слова, и отвернулся. ― Зато спокойно, и жену я выбрал бы по сердцу, а не по приказу. Да и уродом бы не стал, ― тихо добавил Кирониар. Ах, как хотелось сейчас вызвать его вечность на ристалище, но пришлось только посильнее сжать кулаки: жизнь его семьи все еще была в руках царственного вампира.

― Хватит причитать, не девица! Ты мужчина, князь, наше родство за тебя все решило. Довольно! ― Хлопнув по подлокотникам, король вскочил. ― Так ты думаешь, что потеря памяти ее высочеством может сыграть нам на руку?



Елена Влатова

Отредактировано: 01.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться