Капкан мерцающих браслетов

Глава 11

Мираж свободы

 

Глава 11

Грилон приземлился у центрального храма в Аллоке, не того, что видела я, а другого, недалеко от дворца. Ошейник на меня не надели, и даже наручники остались в стороне, меня только крепко держали, провожая ко входу. Ноги норовили подкоситься и скорее свернуть отсюда куда подальше.

Представление начинается!

― Доченька… ― Королева Амалина кинулась было ко мне, но была остановлена венценосным отцом Аллеонарии. ― Князь, я могу переговорить со своей дочерью минуту? ― Королева выглядела взволнованной, трясущимися руками обнимая мою ладонь сквозь вуаль фаты.

― Не смею вам отказать, ваше величие. ― Князь передал меня из рук в руки и отошел в сторону, но ровно настолько, чтобы можно было держать меня в поле зрения, время от времени стреляя сиреневыми стрелками в глазах.

― Моя дорогая, как ты? Я так волновалась, меня не пустили к тебе. Я рвалась, а они... О могущественные, что им надо?.. ― Королева психовала пуще моего, будто это ее выдают замуж.

― Матушка, успокойтесь, прошу вас… Все хорошо, все хорошо… Но если вы будете сейчас так нервничать, то нервничать начну и я. Давайте войдем внутрь и побыстрей со всем этим закончим.

― Тебе не нравится жених, ― не без сожаления сказала королева Амалина.

― Я не хочу говорить об этом. ― Будто кто меня спрашивал, люблю ― не люблю, нравится ― не нравится, хочу ― не хочу, кому до этого всего есть дело? Эх, матушка, спросили бы вы меня об этом раньше, недельки этак две назад, а сейчас… ― Князь!

Королева неохотно отошла к своему супругу, который ожидал ее у входа. О боги, как у меня дрожат коленки! Не хочу туда идти, лучше смерть…

Король Варкол стоял у входа огромного храма, за ним ― королева, с другой стороны ожидала и княгиня Итолийская. Князь сначала передал меня «отцу», чтобы тот чмокнул меня в лобик, и выставил вперед левую руку ладонью вверх, король Варкол сделал то же самое, только правой. Мне ничего не оставалось, как вложить руки в предложенные мужчинами ладони и вот так под конвоем войти в зал.

Меня чуть было не пробрал истерический смех. Кирон говорил о плахе, а теперь меня ведут в свадебном платье словно на эшафот. Оба родителя покосились на меня, когда я хрюкнула, представив, как они меня сейчас приведут к виселице и вот так вместе оденут петлю на шею, а я буду трепыхаться в новеньких голубых туфлях с прозрачными камушками.

Но отвлеклась, шли мы медленно, под мерное, раздающееся эхом во все концы зала запевание храмовников. Огромный куполообразный храм поразил своими размерами, тут, наверное, целый городской квартал поместится.

На куполе ― огромный четырехлепестковый знак могущественных Сотворителей и их возможные изображения: женщина с волосами цвета земли с травинками в них, с изумрудными глазами, в подпоясанной длинной голубой рубахе до пят с белыми легкими рукавами и широким огненно-рыжим поясом; девушка с темно-серыми очень длинными волосами, опоясывающими ее стройное тело, глазами цвета ночи, в бело-голубой легкой воздушной тунике; два молодых мужчины, один с огненной гривой и желтыми глазами, другой с глазами цвета бирюзы и темно-синей копной длинных развевающихся волос, в черной тунике.

В центре знака обозначилась чья-то длань, значит, Сотворителей все-таки кто-то контролировал.

Пока я рассматривала купол, ведомая королем и князем, мы уже почти дошли до алтаря ― камня в центре у дальней расписной стены с кучей свечей, кувшинчиков и кристаллов различных размеров и оттенков.

С обеих сторон от камня, распределившись по росту, стояли храмовники, скрестившие руки на груди ладонями так, чтобы у каждого была видна отметина храма. Глядя на меня, стоял, по-видимому, главный тут, весь обвешанный цепями с камнями и знаками Сотворителей. В руках он на весу держал увесистый кусок прозрачного белого кристалла в форме ладони, как на куполе, и на ней еще одна поменьше. Интересно, это две разные фигуры или все же из единого куска высечены?

Я вспомнила тот первый алтарь, на котором Кирон связал нас кровавыми браслетами. Сжав руки обоих родителей, попыталась затормозить процессию, но меня с такой силой перехватили, что кости затрещали. «Отец» прошептал: «Успокойся» ― и потащил дальше. Князь прошептал: «Только дернись еще» ― и тоже потащил дальше.

Вот тут я только заметила высокую фигуру, стоящую ко мне спиной, с заплетенными в косу серебристыми волосами и сложенными крыльями. В сердце екнуло ― соскучилась? ― и заглохло: надеюсь, нет.

Не о таком светловолосом принце я мечтала вкупе с белоснежным транспортом. Кирон и Грилон ― вот парочка попалась! Только с высоты птичьего полета они могли показаться мне похожими на героев девичьего сна.

Вот со спины очень даже ничего. И длинный голубой сюртук, украшенный серебряной вышивкой, оружие, выступающее в роли трости сегодня, высокие сапоги с серебряными пряжками, заправленные в них черные брюки в обтяжку или лосины, как знать ― все было завораживающе. Но, помня о том, что я увижу, когда он повернется, хотелось бежать. Не хочу его видеть, и даже браслеты меня не остановят.

Но почему ноги тянут бежать от него прочь, а сердце наоборот – притягивает к этому клыкастому вампиру? Последние дни были настолько насыщенными, что думать о Кирониаре совсем не хотелось.



Елена Влатова

Отредактировано: 01.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться