Капли граната (разбивка по главам)

Размер шрифта: - +

У господина Видока есть план

У первого частного сыщика в мире был один крупный недостаток: убедительность. Даже если он говорил с закрытыми глазами и в ночной рубашке, что убьёт того, кто его разбудит, ему верили. В результате лакей сделал не больше одной попытки поднять господина Видока в одиннадцать, а в двенадцать сыщик продолжал похрапывать, развалясь на кровати.

Сон его, однако, становился всё беспокойнее и беспокойнее; он вдруг начал бродить тёмными закоулками Парижа, натыкаясь на людей, которые говорили ему, что он опоздал. Наконец, он увидел Аннетт, сидящую на стуле в его кабинете и глядящую в книжку с картинками. Она подняла голову и попросила его проснуться, потому что у неё мало времени. Господин Видок сел в постели, даже не успев осознать, что сон ушёл.

Спальня выглядела мирно. Сквозь занавески пробивался полуденный свет. Мужчина выругался под нос, схватил колокольчик со столика у кровати и ожесточённо им затряс. Лакей словно ждал у двери — вошёл моментально:

— Господин Видок, уже четверть первого...

— Завтрак мне в кабинет, — угрюмо сказал сыщик.

— Для вашей гостьи тоже?

— Обязательно.

Почесав скрипящий щетиной подбородок, он накинул халат и влез в домашние брюки и туфли. Перед настоящей мадмуазель он в таком виде, конечно, показываться бы не стал, а цыганки стыдиться было нечего. Эти люди к одежде были почти безразличны: был бы срам прикрыт.

Аннетт действительно смотрела книжку с картинками, найденную прямо в кабинете. Господин Видок, впрочем, в руки такую ребёнку бы не дал. Конечно, в отличие от другой, той, что в спальне, иллюстрации в этой не шли дальше поцелуев полуобнажённой груди, но текст был всё равно не для девиц.

Как ни в чём не бывало, положив томик на стол, Аннетт сказала:

— Уж мы думали, вы и не встанете. Я тут с полчаса сижу.

— Торопитесь, мадмуазель? — спросил сыщик, пряча книгу от греха подальше в стол.

— Нет. Мы пока не уходим, куда мне торопиться.

— Позавтракаете со мной?

— Давайте. А у вас есть книга, где люди с собачьими головами? Мой брат как-то видел такую, очень интересная.

Господин Видок покачал головой. Лакей за спиной Аннетт прошёл в дверь и начал раскладывать на письменном столе приборы. Девочка с любопытством осмотрела серебро. В ней не было и следа её ночного отчаяния или давней чинности, она держалась просто, словно в гостях у любимого дядюшки.

За завтраком сыщик принялся выяснять, как ведут себя помершие цыганские ведьмы и какой на них можно найти окорот. Разговор вышел долгий, подробный, но, промокая губы салфеткой, господин Видок заметил:

— Одна вещь никак не сходится, мадмуазель. Даже странно, что вы никак не подумали об этом. Положим, ведьма после смерти действительно становится вампиром и всех этих людей держит как дойных коров, только пьёт от них не молоко, а кровь... Но где, где она может их держать? Если она будет их привязывать просто в лесу, они умрут от голода. Домами ваша почтенная бабушка владеть никак не может. Водить с собой этакую толпу ей не с руки. Может быть, мы встали на ложный след?

— В лесу не оголодаешь, если тебя верёвкой не привяжут, — возразила девочка, с удовольствием облизывая вилку. Господская еда ей понравилась. — Может быть, они вокруг её могилы просто слоняются.

— Если старушка всё ещё в могиле, то отчего цыгане не идут прямо к ней, а возвращаются в ту сторону, откуда пришло племя?

— Может быть, она сквозь землю не видит, как их вести, и велит им идти по собственному следу?

Всё это казалось странным, но Аннетт явно больше разбиралась в цыганских упырях, чем господин Видок, и он решил взять её версию за рабочую, о чём и сказал вслух.

— Так что, вы к ней поедете? — спросила гостья, разом бледнея и снова напоминая ту испуганную девочку, которая говорила с сыщиком ночью.

— Поехать я куда угодно могу, но отыскать в лесу чужую могилу... Если я начну звать вашего отца по имени, он отзовётся?

Аннетт не знала. Она уже поняла, куда клонит господин Видок: кроме неё, могилу, пожалуй, показать было некому, особенно если надо было сохранить в тайне, что девочка оказалась внучкой ведьмы, а значит, и сама, быть может, будущая ведьма. Но приближаться к могиле вампирши ей страсть как не хотелось...

— Только не ночью, — сказала она. — Ночью я к могиле на милю не подойду.

Господин Видок очень хорошо умел уговаривать женщин. Тем способом, которым из-за предрассудков часто пренебрегали другие: взывая к их природной рассудительности.



Лилит Мазикина

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться