Капли граната (разбивка по главам)

Размер шрифта: - +

Господина Видока доводят до могилы

— По-хорошему, — почти весело попенял сыщик Аннетт, забираясь рядом с ней в экипаж, — с заказчиц удерживают все чрезвычайные расходы. А вы мне обошлись и чрезвычайно, и расходно.

Ехать к месту предстояло четыре дня с ночёвками. Аннетт с собой не взяла ничего, кроме куклы. В кармане тёмного скромного передничка, повязанного поверх платья, у неё лежали гребешок и всякая мелочь. Вероятно, после того, как девочка внесла аванс, из этого состояло всё её имущество, так что ответить на слова господина Видока цыганочке было нечего.

— Но я так и думал, что вы мне не предложите, — резюмировал господин Видок. — Давайте сразу условимся, просто на всякий случай. Я вас знаю как весьма разумную девицу для своих лет, но всё же. Не называйте меня, Бога ради, моим мужем ни при ком, и не вздумайте ко мне обращаться, как к муженьку. До сих пор я довольствовался скромной репутацией оборотня, убийцы и разбойника с большой дороги. Не надо отягощать её слухами об извращениях.

Аннетт снова ничего не ответила, наоборот, отвернулась, уставясь в окошко. Кучер тронул с места. Господин Видок поёрзал, отыскивая точку максимального комфорта, и задремал. Человек он был в своих вкусах и привычках очень простой.

Путешествие выдалось довольно скучным. Сыщику довелось немного побраниться на постоялых дворах, немного полюбезничать с дамами подходящего возраста, немного повздыхать о том, что в знакомом городке больше не к кому наведаться на ночь. Аннетт держалась настороженно. То ли она и вправду задумалась об опасности мужчин, то ли будушая встреча с бабушкой вводила её в меланхолический настрой. С куклой она не играла, таская её с собой без толку. Господин Видок попытался вспомнить, есть ли какие-то поверья о куклах-охранниках, но потом решил, что это просто её дуду, как порой зовут те вечно грязные игрушки, с которыми таскаются неразлучно малыши и в бедных семьях, и в богатых.

В лес решено было идти утром и пешком. Сыщик нервничал; несколько раз проверил пистолеты, покрутил в руке трость. Но роща встретила путешественников мирно. Аннетт шагала, сняв туфли и держа их в руке. Кукла торчала у неё из-под мышки, лица было не видать: девочка угрюмо свесила голову, и копна волос закрыла всё, что закрывают обычно рассыпавшиеся волосы. Господин Видок шёл по едва различимой тропинке следом, стараясь не слишком трещать кустами. Охотиться в чащобе с его комплекцией было куда сложнее, чем в переулках и закоулках Парижа.

Наконец, девочка вывела сыщика на какой-то взгорок. Только тот, кто знал, что искать, понял бы, что видит на нём могилу, и могилу ещё свежую, зачем-то прикрытую дёрном сверху. Девочка оглянулась. Господин Видок оглянулся тоже. Летний день давно разгорелся, хотя воздух ещё не стал горяч. Трава стояла кругом неподвижно. Неподвижны были и листья деревьев, кроме тех, что тревожила порой случайная птица. Над головой надрывалась сорока, в траве кто-то стрекотал. Никаких цыган кругом не толпилось, не бродило и не лежало, ни безумных, ни полубезумных.

— Вы уверены, мадмуазель, что мы на нужной могиле? — спросил господин Видок. Аннетт медленно кивнула, и в этот момент из-под земли раздался низкий, сильный, хриплый голос. Если бы сыщик знал цыганский язык, он услышал бы слова: «Как же долго я ждала тебя, девочка, как долго я звала тебя!» Но для него произнесённое звучало как заклятье, и, когда Аннетт, знакомо вцепившись в волосы, повалилась наземь, он решил, что её заколдовали. Поспешно опустившись на колени возле корчащейся в невыносимой муке девочки, он одной рукой тряс её за плечи, словно мог заставить очнуться, а другой уже вытаскивал пистолет, заряженный серебром.

Дико озираясь на неподвижный, равнодушный, прозрачный под солнечным светом лес, сыщик не сразу заметил, что земля на могиле как будто подпрыгивает. Кто-то остервенело бился изнутри, пытаясь выбраться наружу.

По спине сыщика пополз озноб. Мелкие вздрагивания земли были непохожи ни на что в его опыте, и от этого казались иллюзией. Девочка, чьё плечо дёргалось под его рукой, слезливо мычала, словно какое-то животное. Господин Видок набрал в грудь воздуху и гаркнул что есть силы:

— Кто здесь?

Земля прекратила подпрыгивать. Голос из могилы подозрительно спросил:

— А ты-то кто здесь?

— Эжен Франсуа Видок, частный сыщик из Парижа.

Могила помолчала, а потом ещё подозрительнее осведомилась:

— А девочка? Разве там нет девочки? Я её чую. Позови её поговорить со мной.

— Сначала скажите, где украденные цыгане.

— В каком это смысле?

— В таком, что кто-то крадёт цыган, и мы его здесь ищем.

Могила замолчала минуты на две. Аннетт продолжала колотиться на траве. Господин Видок почувствовал, что сильно потеет.

— Не нравится мне это всё, — наконец, сказал голос из-под земли. — Нет ли тут какого-то злого колдовства?



Лилит Мазикина

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться