Капризы неба

Размер шрифта: - +

Глава 13. Мёртвый штиль

Над безветренным морем летела прозрачная сфера с молодым человеком внутри. На её поверхности отражалось солнце и бирюзовая морская гладь. Сфера приземлилась на берегу, человек ступил на мягкий песок. Он был одет в бежевые брюки и белую рубашку, в одной руке он держал чёрную кожаную сумку, а в другой сложенный вдвое пиджак. Светло-русые волосы безмятежно лежали зачёсанными на левый бок под слоем лака. Осмотрев побережье, вновь прибывший направился вглубь леса.

Аркадий Александрович Джинин прибыл в санаторий в связи с недавним таинственным исчезновением своего деда, Георгия Аркадьевича. В большой семье никто не озаботился по этому поводу, скорбь и недопонимание скрасило солидное наследство и компенсация от санатория. Однако для младшего внука семейства Джининых желание разобраться в случившемся встало выше всего прочего. Он связался с доктором Ореховым, и тот назначил встречу в своей резиденции этим тёплым сентябрьским днём.

– Прошу вас, присаживайтесь, Аркадий Александрович. – Главврач любезно указал на кресло для посетителей. – Прошло больше трёх месяцев с момента исчезновения вашего деда, что же побудило вас приехать сюда?

Аркадий неспешно сел, поставил сумку на стол и беззвучно расстегнул её.

– Видите ли, док, я всё лето занимался изучением высланных вами материалов, и многие вопросы не дают мне покоя.

– Вы про скрытые главы? – Орехов повернулся к огромной консоли с множеством разноцветных кнопок. – Яблочный сок со льдом, – сказал он и нажал на одну из кнопок, затем посмотрел на собеседника. – Вы будете что-нибудь пить?

– Только если воду, пожалуйста. Со льдом. Сегодня душновато. – Аркадий расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.

– Вода со льдом. На нашем острове всегда душно в безветренную погоду. А сегодня полный штиль.

Из стены выросли две металлические подставки, на них стояли стаканы с выбранными напитками.

– Да, я заметил это, – кивнул Джинин и взял стакан.

– Я буду вам очень признателен, если наша беседа не займёт много времени, – без стеснения намекнул Орехов. – Надо успеть пообедать, а дел по горло, сами понимаете.

– Конечно, поэтому давайте перейдём сразу к сути. – Аркадий достал из сумки прозрачный планшет и включил его. – Прежде всего, хотел бы уточнить – как вы объясняете исчезновение моего деда? Ведь сбежать или похитить человека из санатория практически невозможно. Без посредников.

– Аркадий Александрович, этим вопросом занимаются соответствующие структуры, я всего лишь…

– Да-да, знаю, – поспешил успокоить врача Джинин. – Мне только интересно ваше мнение.

Орехов посмаковал сок, обдумывая варианты ответа.

– Я бы не стал исключать участия посторонних лиц. Хочется верить в побег и не думать, что Георгий Аркадьевич сделал с собой нечто нехорошее.

– Вы считаете, он мог совершить самоубийство?

– Не осознанное, а под властью Глена. Вы сказали, что изучили скрытые главы, поэтому должны понимать, о чём я.

– О, я понимаю. Слияние сознаний – побочный эффект от сплит-погружения. Он представлял себя Гленом, оказавшимся в плену ирреальности.

– Всё верно.

– Но вот что мне кажется странным, док. Глен написал рассказ «Санаторий», где главным героем был мой дед, а ещё вы. Точные имена, место действия, технологии наших дней. Откуда он мог знать будущее?

Лоб доктора Орехова исполосовали длинные глубокие морщины. Частая задумчивость оставляла свои следы на лице.

– Вы прочли это в скрытых главах? – с явным недоверием спросил он.

– В них тоже, но я не поленился поднять архивы и узнал, что такой рассказ действительно был опубликован в 2010 году, сначала в журнале издательства «Боги иллюзий», затем в интернете.

– Подождите… – Нечасто Ибрагим Орехов ощущал себя в роли своего же пациента, но сейчас был именно такой случай. – Вы хотите сказать, и такое издательство существовало?

– Как же, док, вы не знали? Разве в сплит-погружении вы не получили эту информацию?

– Позвольте вам кое-что объяснить. – Главврач стал возвращаться в привычную роль. – Побочные эффекты, с которыми мы столкнулись, не ограничивались провалами Георгия Аркадьевича в нашем времени. Помимо них, с каждым последующим погружением всё больше стиралась объективность получаемых данных. Мы видели не реальную картинку из прошлого, а смешение правды и вымысла. Причём, последнего становилось больше, чем ближе мы подходили ко дню злосчастного кораблекрушения. Особенно остро это коснулось последнего года жизни Глена, как раз того периода, когда, судя по скрытым главам, он якобы работал в этом издательстве.

Аркадий спокойно и тщательно обдумал сказанное доктором, но никаких противоречий своим догадкам не узрел.

– Допустим, но «Боги иллюзий» существовали, это факт.

– И в этом нет ничего странного. Как раз наглядное смешение правды и вымысла, о котором я сказал. Реальное учреждение с нереальным профилем деятельности. Он даже действительно мог работать там. Только в обычном издательстве, а не таком… Вы меня понимаете. Кстати, когда вы копались в архивах, не соотносили данные по сотрудникам с именами персонажей из скрытых глав?

– Вы про Ивана Богдановича Богомаза и Леонида Капронова? – спросил Аркадий.

– В расширенный список лиц можно добавить ещё Раю Райс и Веронику Баркову с сестрой. Персонажа с фамилией Палмер, думаю, можно и не пытаться найти.

Джинин ловко и легко застучал пальцами по экрану планшета, находя нужные документы.

– Насчёт Палмера вы правы, такого сотрудника я, разумеется, не нашёл. Но что касается остальных, то пополам: заместитель главного редактора Иван Богомаз и девушка по имени Рая, использующая псевдоним Райс, реально жившие в то время люди. А вот по Веронике и Леониду информации нет.



Евгений Бриз

Отредактировано: 31.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться