Каракурт. Дневник мертвеца

Размер шрифта: - +

Моей любимой. Откровение

Моей любимой. Откровение

Наверное, сейчас, читая эти строки, твое сердце бьется в бешенном ритме и ты задаешься вопросом, прочел ли я всё. Да. Все до последней строчки. Я пришел к тебе в надежде разделить эту ночь в твоих объятиях, но не думал, что мое внимание так привлечет невзрачная открытая тетрадь. 

Моя милая, ранимая Кассия! Смотря на то, как преображается твое лицо во сне и, слушая ровное дыхание, я понимаю, что не смогу отпустить тебя. Некоторые строки сильно расстроили меня. В частности и те, где ты описывала наше соитие. Для меня это было лучшее, что произошло за долгие мучительные годы. Впервые я выспался. В твоих объятиях. Не думал, что так сильно ранил твою душу, когда погружался в ласки. Следовало догадаться, что если тело и откликнулось мне, то сама ты еще не была готова. Да и была ли б готова когда-нибудь? В твоих глазах я только лгун и убийца. Жестокое порождение тьмы… Когда-то я уже слышал такое, мне говорил это мой отец. При всём моём желании быть с тобой, обладать тобой и никогда не отпускать, понимаю, что этого если и дождусь, то явно не скоро. Может потому, что привык всё необходимое брать, я кажусь столь грубым? Сам не знаю…

Последние твои строки вообще расстроили. Не думал, что эти очки… Что ты вспомнишь меня спустя это время и все эти события. Понимаю, что хочешь ответов. И я дам их на некоторые из вопросов. Но поверь, Кассия, часть оставшихся, тебе лучше не знать, а некоторые ответы, ты и сама не хочешь знать.

Начну с правды о себе.

Меня зовут Дитер, фамилия Некрос. Ты скажешь, что снова лгу и это Аи пролепетал при нашей встрече возле убежища. Но я уже давно не помню своей настоящей фамилии. Когда мне было тринадцать, мой отец продал меня за ящик водки, как оказалось ученому, который многие годы ставил на мне эксперименты. Если бы и надо было вспомнить, не хочу. Теперь вы все моя семья. Семья Некрос. Если бы я мог тебе рассказать всё…

Мне не двадцать четыре, а двадцать восемь лет. Я всегда говорю этот возраст, чтобы не забывать, когда начался мой настоящий ад. Когда-то у меня были серо-голубые глаза с карой окантовкой. Что еще? Любимый цвет – белый. Любимая песня та, которую ты постоянно напеваешь в душе. Самое лучшее, что я видел в своей жизни – довольный блеск твоих глаз, развевающиеся волосы от порывов ветра и блики солнца на смолянистых локонах. Тогда, я так был несчастлив… Видел и понимал, что хочу быть с тобой, хоть и совершенно не знал тебя. 

Немного настоящих ответов.

Это я отравил воду вирусом. Я представляю твой шок, и моё сердце сжимается от боли, понимая, что это-то ты точно не простишь. Таких городов, как этот, в этой области уже восемь. И в каждом из них я был. Целью были выжившие. Первые три города быстро пали и никто не остался. Только тысячи разлагающихся трупов, которые в итоге сожгли вместе с многоэтажными постройками. Ты должна была слышать о частых пожарах почти четыре года назад.  Далее вирус немного переделали, мутировали и в городе стали появляться «овощи», но таких как вы, так и не было. Долго изучая ходячих, ученые пришли к выводу, что ничего сверхъестественного не произошло, и это просто обычные люди с практически полностью мертвой нервной системой, понимающие только есть, пить и спать. Но голод их не знает предела. В итоге всех зачистили. Предпоследние два города, наконец, появились здравомыслящие. Долго изучая их, Перес заметил один прискорбный фактор для науки. Воспроизводимая функция организмов женщин и мужчин полностью не функционирует. Другими словами, детей они не смогут больше родить. Причиной выживших была болезнь, которой они переболели, отдыхая в другой стране. Да и через некоторое время, в итоге, вирус поглотил и их. Теперь пришла очередь этого города. Все было спланировано заранее. Но в тот день, когда я запустил вирус в водоем, какой-то придурок, из воинской части Мектая, напился и, запустив разрушительное оружие, уснул в комнате управления. Что с ним сделали, я не в курсе, но знаю, что это стало словно проведение судьбы.

На меня вирус не действует. Низкий поклон за это Хэфтеру. Этот ублюдок столько на мне использовал, что мое тело спокойно перенесло этот штамм вируса. После, военные подключили его и меня к разработкам солдатов, устойчивых к биооружию. 

Я пишу, наверное, несвязно.

 Тогда напишу так. Все, что здесь творится, с легкой руки НАШЕГО правительства. 


Почему-то так сердце болит. Ты только что повернулась набок и что-то недовольно пробормотала. Какая же ты забавная. Хотел бы до конца смотреть на тебя, лежа в объятиях.

Единственный ответ, который объясняет почти все вопросы, я дал. И боюсь подумать, что будет, когда ты прочтешь это.

Я хочу, чтобы ты знала, тогда, два месяца назад, я впервые влюбился и искренне был рад, когда услышал новость, что твоя семья поехала к родным за пределы города. Но, еще больше, когда увидел тебя здесь и понял, что ты всё время была рядом и перетерпев всё это,  осталась жива, попав прямиком ко мне. Наблюдал за тобой и понимал, что всё сильнее влюбляюсь. Но, как бы пошло это не звучало, сколько не люби душу, тело всё равно будешь желать. Прости меня, за то, что я не сдержался. Прости за то, что хочу и сейчас прильнуть к тебе. В твои объятия… Как ребенок, никогда не знавший материнской ласки, хочу прижаться к тебе и снова ощутить то успокоение, которое дарит мне биение твоего сердца…

Я оставлю тебя. Несколько дней, ты не увидишь меня. Надеюсь, когда вернусь, ты успокоишься и мы сможем нормально поговорить.

Не хватает сил.

ЛЮБЛЮ ТЕБЯ



Oksy Gen

Отредактировано: 15.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться