Карамель

Размер шрифта: - +

День Первый

«Мы ваши Создатели!», вторит голос, и я вижу перед собой воду. Не понимаю, что происходит...Я тону?

«Мы будущее этого мира!»

Глубоко вдыхаю – пара секунд – и замираю – пара секунд.

«И если вы живете...»

Вода наполняет легкие как сосуд, но чья-то дрогнувшая рука не останавливается, и жидкость льется через край, ощипывает и давит.

«…дышите нашим воздухом...»

Барахтаюсь и вскидываю руками к молебному некогда небу.

«…едите нашу пищу...»

Я хочу закричать.

«…смотрите на наше небо…»

Кричу!

«…знайте! без нас не было бы и вас»

Ледяная жидкость растекается изнутри – укутывает, ссадит и почти душит в своих объятиях.

«Вы наши подчиненные, а мы Боги»

Все тело обливается жаром. Я чувствую, что вот-вот – и вспыхну; загорюсь.

«Восхваляйте же своих Создателей!»

Я открываю глаза. Помню, что тонула. Помню, что вода была ледяной, но тело обжигало...не получается то объяснить.

Взгляд свой устремляю по направлению экрана, парящего над главенствующим зданием комитета управляющих. Не было и дня, чтобы во время школьного/рабочего перерыва не включили новости. Они напоминали – и млад, и стар, – благодаря кому те все еще на поверхности.

– Звучит как реклама, – с явным недовольством отмечает Ирис.

– Это и есть реклама, – прерываю ее болтовню я. – Все в этом мире реклама, моя дорогая.

Она сидит напротив: пялится безжизненными глазами в экран, и острые зрачки прыгают с одной вывески на другую, с одного заголовка на другой. Но ничего в голове юной и ветряной не откладывается, насыпью уродство и отчаяние покоятся в ее мыслях; не желаю говорить.

Подруга поворачивается ко мне и мягко улыбается, хотя я наблюдаю еще большее недовольство в хищном взгляде. Кончик носа как птичий клюв услужливо приопущен, но дуги черных бровей сведены от сосредоточения. Ирис может долго выжидать свою добычу, пока та не начнет биться в предсмертных конвульсиях и не подохнет. Она получала удовольствие от длительной борьбы без прямого участия в ней.

Но я не ее добыча.

– Может, – непринужденно спрашиваю я, – сегодня на Золотое Кольцо?

К нам подходит служащий. Кладет тарелку со стейком – пропитанный жиром кусок, вонючий и красивый, – а потом взволнованно смотрит на Ирис и с трудом выдает свои извинения, приводя в аргументы отсутствие продуктов на рынке.

– Простите...простите, мисс, – шепчет он, запинаясь, – кажется, мы не можем исполнить ваш заказ.

Мой вопрос остается без ответа, да то и не требуется, ибо преисполненные дуростью ближайшие минуты обеспечены. Хищность сменяется на ярость – глаза выдают мою названную подругу. Ирис — девочка красивая, но по моим меркам в ней замечалось то уродство, что присуще только низшим людям. Однако никто и ничего не смел сказать ей в ее странно-красивое и откровенно неправильное лицо, ровно так же, как и никто не мог комментировать мои действия.

Все эти люди были до безумия просты. Я видела их насквозь, и потому старалась не смотреть по сторонам.

– Повтори, – рычит она на служащего, виновато устремившего взгляд в пол. – Повтори!

Ирис встает, а юноша начинает зудеть о том, что кальмары на кухне закончились. Неправильный ответ.

– Мисс, мисс...

– Закрой рот, – шипит сама Ирис – тихо, но властно – и оглядывает соседние столы. – Не хочу, чтобы ты называл мое имя. Не смей осквернять мою фамилию и фамилию моей семьи.

Служащий покорно кивает и переступает с ноги на ногу.

– А теперь скажи, – продолжает девушка, – почему у других я вижу принесенные заказы, а моего нет?

Она растягивает слова, будто разговаривает с необразованным мальчишкой, кончик ее языка — как у змеи – раздвоенный и прыскающий ядом, ударяется о зубы. Никто из присутствующих не обращает внимания на ругань.

Служащий поднимает глаза и выговаривает с заминкой:

– Вы попросили кальмаров, мисс...Но на фабрике остались только молодые особи, и они не могут нести потомство.

Цокаю языком, ибо это не то, что бедолага должен был сказать. Разве же на отштукатуренном лице подруги не читается явное «я безграмотна и все что желаю – подчинения? А причина...оставьте».

– Мне плевать на проблемы с кухней, с фабриками и на все это, – в подтверждение моим мыслям отчеканивает девушка – медленно, дробью. – Я сделала заказ и желаю получить его.



Кристина Тарасова

Отредактировано: 10.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: