Карамелька

Размер шрифта: - +

Глава 7.4

     Девять человек. Ровно столько нас осталось. 

     Завтракала - буквально запихивала в себя еду, толком и не жуя, потому что понимала - есть нужно, просто необходимо, но мысли... 

     Голова шла кругом, паника застилала разум. Казалось, что я продумала все. Все, что зависело от меня. Такого поворота событий даже не могла предположить. Да и как до такого додуматься? Кто в здравом уме променяет должность Веркомандира Космической Армии на работу в академии? 

     Нет, не могла и подумать о подобном. Имсита Ирадия в СМИ всегда называли человеком рассудительным и рациональным, хотя человеком на самом деле он не был. Эти качества превалировали в мужчине, но совершенный им поступок я могла бы прировнять к сумасшествию. 

     Хотелось бы обмануться, хотелось бы думать, что он здесь не из-за меня, но других причин не видела. Так зачем я ему? И что теперь с этим делать? 

     Да. Нас осталось только девять. Наверное, это самое страшное в жизни, когда в один миг исчезает кто-то близкий, но правда в том, что Пух для меня ровным счетом ничего не значил. Как, собственно, ничего не значили и все присутствующие. Как минимум потому, что пока я еще не успела ни к кому привязаться. Да и привязываться не собиралась. 

     Единственным по-настоящему близким для меня человеком была мама, а остальные... Я слишком привыкла к тому, что люди появляются в моей жизни и через время исчезают. Каждое лицо, осевшее в памяти, это чья-то история. История, которая лишь на миг пересекалась с моей. 

     Пух был сам виноват, честное слово. Он ведь знал, куда шел. Знал, что здесь строгие, даже жесткие правила, но не воспринял это место всерьез. Конечно, я не разделяла решение командования - оно казалось мне излишне жестоким. Отдать новобранца под суд лишь за то, что он без спроса залез в кладовку и съел палку колбасы и что-то там еще — это попросту безжалостно, но имсит Ирадий дал объяснение. 

– Я понимаю, что для вас сейчас подобное наказание кажется слишком беспощадным. - произнес он, останавливаясь ровно напротив меня. Так, чтобы я смотрела в его глаза. 

     В его серые, поблескивающие серебром глаза. Радужки словно целиком состояли из ртути. 

- Но подумайте вот о чем. На военном космическом корабле запас питания всегда ограничен. Все продукты, которые поступают на корабль перед очередным отлетом, рассчитываются на всю команду исходя из количества дней полета. Конечно, всегда есть небольшой запас на случай непредвиденных обстоятельств, но и он не бесконечен. Если на борту моего корабля появится вор и паразит, который ежедневно будет съедать сверх нормы, то к концу миссии мои люди станут голодать, что несомненно скажется на качестве их работы, а значит и на выполнении миссии в целом, чего я себе позволить не могу. Ошибка одного ослабленного голодом механика может привести к поломке важных деталей. Ошибка навигатора - к смещению с курса. Ошибка артиллериста - к гибели всего экипажа. Гибель экипажа - к тому, что враг прорвется через оборону. Если бы подобное случилось на моем судне, парня приговорили бы к расстрелу на месте, потому что это измена. Измена команде, веркомандиру и своей стране. Думайте о том, что вы делаете. От каждого вашего шага зависят жизни ваших сослуживцев. 

     Он говорил правильные вещи. Он мыслил в масштабах целой страны, которую каждому из нас придется защищать. И да, в этот момент я восхищалась этим имситом точно так же, как и другие новобранцы. Он думал шире, чем каждый из нас, а нам предстояло этому только научиться. Но как учиться, когда этот нечеловек находится так близко? 

     Как учиться, если он привлекает к нашей группе так много внимания? 

     Как протолкнуть в себя очередную ложку каши, когда он сидит с нами за одним столом? Когда его колено находится в сантиметрах от моего, а я чувствую кожей его дыхание. 

     Как учиться в условиях, когда единственная мысль в голове - бежать?



Любовь Огненная

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку