Кардиограмма любви

Размер шрифта: - +

Глава 14

  

 

Крылья любви? Если такие существуют, то у Сергея они вырастают в виде реактивного ранца. Он летит на машине по выделенной линии так, что собирает за спиной три полицейских машины. Да что такое угрюмые лица полицейских, по сравнению с ТАКОЙ новостью?

Где Максим? Да наплевать! Сергей сам прыгнул за руль.

Татьяна очнулась!

Его Танюшка-поскакушка очнулась!!!

Поворот и пусть позади орут «матюгальники»…

Поворот и пусть надрываются сирены…

Поворот и он едва успевает проскочить на последнее мерцание светофора…

 А ведь полицейские остановят. Заломают руки, сунут пару раз поддых. Пока им всё объяснишь и пожертвуешь на борьбу с коррупцией… Да и на территорию больницы с таким кортежем въезжать нет никакой радости. Сергей вызывает начальника ГИБДД.

 Минута разговора, две минуты погони и угроз за бампером. На четвертой минуте полицейские машины выключают сирены и отстают. Всего лишь вечер в ресторане на двоих для начальника и его супруги решают проблему. Сергей буквально спиной чувствует разочарование остальных водителей, которых лишили зрелища погони и наказания. Но это всё неважно. Ещё пара поворотов и он будет на месте.

Сергей едет, а в это время Светлана-Татьяна Соколова покидает офис. Она выбегает на улицу, чтобы найти какое-нибудь уединенное место. Она слышала голос Светланы в голове. Её тело решило пробудиться. Телу надоело горизонтальное положение. Теперь надо найти скамеечку и прикорнуть на несколько секунд. Уснуть, чтобы Андрюша поменял их разумы. Блондинистый мужчина еле успевает за бегущей Татьяной. Под раскидистым дубом есть скамеечка. На неё и усаживается темноволосая девушка. Два вдоха, и она уже в гостиной своей дачи…

Вот и больница. Сергей влетает в гостеприимно распахнутые двери.

Пусть охранник снова встает на дороге. Пусть хмурится и ворчит про время посещения. Интересно, это тот же, что и прошлый раз? Но сегодня Сергей не теряет драгоценные секунды на спор. Телефонный звонок и врач Владимир Викторович лично провожает к палате. Нет, Сергей не кинет победный взгляд на охранника. Его ждет Таня. Его ждет его жена. А охранник… Всего лишь выполняет свою работу. Как врачи, как полицейские.

Перед палатой Сергей на секунду замирает. Сердце стучит так, будто он только что обогнал чемпиона по бегу из Кении. За этой белой перегородкой лежит его жена. Лежит та, ради которой он старался всю жизнь быть идеальным мужчиной. В этот момент она расстроена своим состоянием и требует утешения. Он набирает в грудь воздуха и толкает дверь.

Тактичный доктор скользит за спиной привидением. Медсестра Марина оглядывается на вошедших и улыбается:

– Здравствуйте, а мы уже вовсю глазками шевелим.

Так можно сказать о ребенке, который только что проснулся. Сказать о щенке, который зевает и показывает мелкие клыки. Сказать о желторотом птенце, который постоянно распахивает клюв и просит пищу. Но вряд ли так можно сказать о его жене. Недовольная гримаса скользит по лицу Сергея и перехватывается взглядом Владимира Викторовича. Плотный мужчина с залысинами немолодого Брюса Уиллиса кашляет и кивает Марине на дверь.

  Сергей уже не слышит, как в коридоре врач высказывает медсестре о тактичности при разговоре с родными и близкими пациентов. Сергей не отрывает взгляда от лежащей жены. Упругий шар подкатывает к горлу и пытается вытолкнуть слова. Их накопилось очень много за то время, пока Татьяна лежала без сознания. Она же смотрит в ответ, и взгляд голубых глаз всё тот же. Её взгляд…

  И словно белый туман окутывает их…

Пропадают покрашенные в веселый голубой цвет стены. Пропадает белый подвесной потолок. Уходят прочь звуки за пределами двух взглядов. Исчезает монитор, на котором дергается ломаная линия жизни. Аппарат искусственной вентиляции легких тает в белом тумане.

Остаются две пары глаз…

Остаются две души, которым не нужен рот, чтобы общаться, которым не нужны уши, чтобы слышать. Глаза в глаза. И Татьяна прекрасна, как всегда. И она кружится на двух ногах… И он кружится рядом. Кружатся так, что вестибулярный аппарат сходит с ума и путается, где лево, а где право. Где верх, а где низ. И они падают. Падают в небо.

 Сергей и Татьяна летят на облаке и держатся за руки. Они одни. Далеко внизу, на Земле, люди с их незначительными проблемами и маленькими радостями. Это так не важно. Ведь они одни. Они летят на такой высоте, куда орлы боятся забираться. Им хорошо. Не нужно звуков, в тумане стираются облака. Звуки не должны беспокоить любящие души.

 Татьяна и Сергей плывут на небольшой лодке по тихой лесной реке. Плывут рано, когда ещё краешек солнца только-только собирается проклюнуться на горизонте, а по реке стелются густые хлопья испарений. Татьяна и Сергей отпустили весла и держатся за руки. Птицы молчат, даже спутников ночи – сверчков не слышно в этой тишине. Глаза в глаза. И весь мир отходит прочь. И никто не нужен двум душам.

Супруги едут на кабриолете по туманной дороге. Кто их везет? Неизвестно, да это не так и важно. Важно другое. Важно то, каким внутренним светом горят глаза Татьяны. Важно то, как слезинка наворачивается на глаза Сергея. Нет, это не слезы, ведь мужчины не должны плакать. Это что-то попало в глаз. И их руки соединены. И кажется, что мира нет, есть только две души.



Алексей Калинин

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: