Кардиограмма любви

Размер шрифта: - +

Глава 20

   Вам знакомо то ощущение, когда опаздываешь на работу, а электричка перед носом закрывает двери? Или по закону подлости образуется многокилометровая пробка из-за каких-нибудь двух идиотов, которые попали в аварию? Или автобус, похожий на разрисованного бегемота, отъезжает от остановки, а вы только к ней подбегаете?

    Помните то ощущение, которое вы при этом испытывали? Досаду. Досаду и злость на себя, на водителя, на правительство, на неудобные джинсы. И весь день после этого проходит под небольшим чувством вины. Вроде бы и сделан телефонный звонок начальству, но неловкость остается. И время от времени возникает в памяти тот момент, когда закрывались двери… или когда стояли в пробке… или смотрели вслед уходящему автобусу.

   Такое же чувство досады испытывает и Сергей, когда мимо него проводят избитого и окровавленного Евгения Смирнова, а молодой человек кричит, что на одном месте он вертел весь концерн, и что он так просто это не оставит.

   Люди у подножия башни «Федерации» останавливаются и прижимаются к стенам, когда два охранника ведут Евгения к карете «Скорой помощи». Лоб молодого человека рассечен, рубашка залита кровью.

   – Что случилось? – Сергей останавливает девушку-секретаря с нижнего этажа.

   – Жеку избили. Он пошел в туалет, а потом оттуда раздался грохот и крики. Когда мужчины открыли дверь, то нашли его возле разбитого писсуара. Вроде как поскользнулся и упал, но Жека кричит, что на него напали.

   Сергей быстрыми шагами настигает небольшую процессию. Глаза присутствующих тут же приковываются к нему. Слишком уж много крови за пару дней. Словно кто-то проклял концерн и теперь беды сыплются на его сотрудников. Он не обращает внимания и успевает перехватить дверь машины в тот момент, когда врач уже почти закрыл её.

   – Евгений, что случилось?

   Грузная врачиха отирает бинтом лицо молодого человека. Грозный взгляд скользит по костюму и чисто выбритой физиономии.

   – Мужчина, не мешайте.

   – Подождите секунду. Евгений, что ты хотел мне сказать… или показать? – Сергей не дает двери закрыться.

   – Да хлебал я суп в твоем концерне! – срывается молодой человек. – Иди на хрен со своими замутами. А мне ещё жизнь дорога. И я ещё спрошу с тебя за каждый синяк.

   – Кто это сделал?

   – Мужчина, отойдите, пожалуйста и не мешайте работать! – уже громче говорит врачиха.

   – Евгений!

– Я… Ай блин, – подпрыгивает Евгений на месте, когда женщина неловко задевает рану. – Аккуратнее можно? Я не знаю. Зашел поссать, а меня сзади шарахнули по затылку, потом пару раз приложили о парашу. Сказали, что если буду трепаться о субботе, то меня грохнут. Поэтому иди-ка ты, Сергей Павлович... к себе в кабинет и думай – кому дорогу перешел. А я понятливый, с первого раза понимаю. И телефон мой разбили, где твой ролик был. Так что всё. Никаких доказательств нет.

   – Кто стрелял? Скажи, кто стрелял? – Сергей не дает санитару закрыть дверь, но тот старается изо всех сил.

   – Иди в жопу!!! – слышится из салона машины и дверь захлопывается.

   Сергею остается только смотреть, как белая машина с красной полосой увозит того, кто знает правду. Желваки вот-вот прорвут кожу щек, кажется, что хмурая складка между бровями навек находит место укоренения. Он круто поворачивается на каблуках и за группой людей видит начальника службы безопасности.

   – Михаил Александрович, записи с моих этажей. Жду десять минут!

   Коренастый мужчина откашливается и с виноватым видом отвечает:

   – Сергей Павлович, мы уже просмотрели записи. Как раз в это время отключился свет и камеры не работали.

   – Вот же… Принесите мне то, что у вас есть. Леонид Михайлович, разберитесь с полицией и приходите в кабинет, – Сергей поворачивается к остальным людям, которые видели, как уводили Жеку. – Друзья, случилась неприятность с одним из наших коллег. Если вы знаете что-либо о нем, или о том человеке, который был не в ладах со Смирновым, то прошу подойти ко мне… Или позвонить. Мой телефон есть у каждого, так что вы можете помочь следствию, которое несомненно начнется. Я так этого не оставлю.

   – Да не было у него врагов. Всегда веселый, всегда на позитиве. Кому он мог навредить? Только если кружку взял чужую, – отвечает Наталья Владимировна, начальница отдела кадров.

   – Наталья Владимировна, вас я тоже попрошу подойти ко мне вместе с Леонидом Михайловичем. Захватите с собой дело Смирнова и этого, Максима Колотаева, который стрелял из лука. Что-то странное творится, и пора этим странностям положить конец, – твердо говорит Сергей и, ни на кого не глядя, проходит в здание.

   Записи с камер наблюдения мало чем помогают. Они показывают офисы, людей, которые приходят на работу, пьют кофе и пытаются войти в рабочее русло. Показывают Евгения, как он оглядывается по сторонам и потом звонит по мобильному телефону. Сергей понимает, что звонок идет ему. Спустя две минуты изображение пропадает. Когда же они снова включаются, то Евгения уже выводят из туалета. Сам он идти не может, ноги заплетаются, и он мешковато висит на плечах Леонида Михайловича и ещё какого-то мужчины.

   Четверо человек собрались в кабинете Курихина и сейчас просматривают записи, стараясь ухватить хоть какую-нибудь деталь.

   – Почему свет отключился? Где было аварийное освещение? – Сергей смотрит на начальника службы безопасности.



Алексей Калинин

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: