Кардиограмма любви

Размер шрифта: - +

Глава 24

   Кабинет Фролова не уступает кабинету Курихина по солидности. Тоже большой кипарисовый стол, деревянные панели из красного дерева, шкаф с папками, который внушает уважение своими размерами. А над креслом ритуальный портрет, с которого льется спокойный взгляд президента. Фикусы на окнах такие зеленые, словно их каждые пять минут красят из баллончика.

   Фролов как всегда краснолиц и грузен. Все тренировки и пробежки не идут впрок кабинетному паучку. Кажется, что от них он только толстеет. Когда Курихин познакомился с ним на юбилее министра обороны, то Алексей Николаевич был почти в полтора раза уже в талии, и лицо только начинало наливаться нездоровой краснотой.

   – Товарищ генерал-майор, задержанный Курихин доставлен, – рапортует один из сопровождающих и Сергея подталкивают внутрь кабинета.

   – Присядь пока, – показывает на стул начальник главного управления по контролю за оборотом наркотиков и поднимает тяжелый взгляд на полицейских. – А вы подождите за дверью. Не беспокойтесь, с этим «рецидивистом» у меня хватит сил управиться.

   Сергей садится на облако – настолько мягким кажется стул. Дверь, способная выдержать удары тарана, тихо закрывается. Лишь шелест страниц нарушает тишину. Сергей терпеливо ждет. Сейчас главное не нервничать и вести себя спокойно. Он знает, что Фролов только делает вид, что читает какое-то дело, а на самом деле пытливо изучает Сергея. Фикусы на подоконнике тоже изучают гостя. Вся обстановка кабинета наблюдает за Курихиным.

   Вы замечали, как некомфортно в кабинетах полиции? Вы подсчитывали грехи, за которые вас могут привлечь? Вы чувствовали занесенный меч Фемиды и невидящий взгляд из-под повязки? Нет? Тогда вы можете считать себя счастливым человеком. Сергей таким себя не ощущает.

    – Чего не заходил? – бесцветным голосом спрашивает Фролов.

   Спрашивает, не отрываясь от папки. Не понять – то ли он читает что-то с листа, то ли спрашивает у Сергея. Никакой вопросительной интонации, ничего. Так может спросить фикус.

   – Да как-то всё некогда. Дела, заботы, бизнес, – принимает игру Сергей.

   Игра в вопросы и ответы. Кто задает вопросы, тот всегда чувствует себя главнее.

   Перелистывается ещё один листок.

   – А теперь время появилось, раз прибежал со всех ног?

   – Алексей Николаевич, может, перестанете строить из себя Эркюля Пуаро? Давайте поговорим нормально.

   Папка шелестит.

   – А мы разве не нормально разговариваем? – слова падают на папку, как листочки облетающего фикуса. – Взрослые люди, оба не в наручниках.

   – Почему такое началось с моим концерном? Кто под меня копает? – не выдерживает Сергей.

   – Серьезный донос пришел, Сергей Павлович. С пояснениями и схемами. Если бы не приехал сами, то пришлось бы тащиться в «Федерацию». А ты знаешь, как я не люблю высоту?

  Ещё один лист ложится поверх другого.

   Психологическая атака продолжается. Торговля с утопающим за спасательный круг. Сергей не должен поддаваться панике. Лучше думать о гречке. Как её там обрабатывали? Паром и надо чтобы она не была очень коричневой?

   После минутного молчания Фролов поднимает глаза на Курихина. Взгляд вряд ли легче кипарисовой столешницы, Сергей почти физически чувствует, как его пригибает к полу. Но этот взгляд не первый, который ему приходилось выдерживать, поэтому он не отводит глаз. Игра в гляделки закончилась морганием Фролова, и Сергей внутренне едва усмехнулся. Мелочь, а приятно.

   – Схемы и фотографии. Добровольное признание. Ознакомься! – генерал-майор подталкивает к Сергею темно-синюю папку.

   Фотографии. На них Сергей и незнакомые люди. Различные места, различные пейзажи. Вот Сергей на каком-то складе пожимает руку темноволосому мужчине. Вот они оба у машины Сергея. Вот Курихин в компании каких-то трех незнакомцев в ресторане. Но не в этом дело. Самое важное, что внизу каждой фотографии стоит дата и время. И время это совпадает со временем, когда Сергей посещал Татьяну.

   И «добровольное признание»…

   Сергей читает слова, написанные округлым почерком, и поджимает губы. Всё-таки они добрались до Дарьи. Нет, он предполагал, что так просто не закончится, но чтобы так… Девушка описывала то, чего в природе быть не могло. Писала про схемы поступления героина через морские пути, про черную бухгалтерию, где крутились даже не миллионы – миллиарды долларов. Описала встречи Сергея с непонятными людьми и выплаты им крупных денежных средств.

   Курихин дергает желваками. Захлопывает папку и подвигает обратно к Фролову.

   – Алексей Николаевич, это всё бред сивой кобылы.

   – Я знаю, – пожимает плечами генерал-майор. – И мои ребята уже проверили эти фотографии. Лажа чистой воды. Но мы должны проверить сигнал, обыск сделать в офисе и квартире. Как ты думаешь – что мы там найдем?

   – Ничего? – с надеждой спрашивает Сергей.

   – Нет, Сергей Павлович. Найдем мы там какую-нибудь интересную сумочку, где будет наркоты лет на десять. А при наличии такого числа свидетелей, нам придется взять тебя под стражу. Да, ты оправдаешься, а мы сделаем вид, что ищем того, кто тебя захотел подставить. Даже надавим на девочку Дашу, которая сразу же сделает вид, что ничего не писала и получит свои два года условно, а то и штрафом отделается. Всё это мы сделаем, но твоя репутация будет очень сильно подмочена. Соратники по буржуазии ещё не разбегаются?



Алексей Калинин

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: