Кардиограмма любви

Размер шрифта: - +

Глава 29

Татьяна остается в кабинете одна. Лейтенант, который брал у неё показания, извинился и вышел на несколько минут.

Андрюша сидит на треснутом подоконнике и рисует на пыльном стекле одни ему понятные загогулины. Он смотрит на улицу, где снуют полицейские. Смотрит и взгляд его снова становится печальным.

– О чем задумался, Андрюша? Всё же хорошо закончилось, – окликает его Татьяна.

– Не совсем…

– Что ты имеешь ввиду?

Дух-хранитель слезает с подоконника, проходится по небольшому, три на пять метров, кабинету. Идет по стертому паркету мимо двух столов, мимо стула, на котором сидит Татьяна. Он касается чахлой драцены, и та укоризненно покачивает вытянутыми листьями. Андрюша проводит пальцем по боковине шкафа, из которого выглядывают серые папки с блестящей окантовкой.

– Ты ещё долго будешь держать театральную паузу? – качает головой Татьяна.

– Нет, я почти закончил. Таня, мне тяжело об этом говорить, но мы… мы на время должны уйти.

– То есть как?

– Ты помнишь, о чем молилась тогда, в горящей машине? – Андрюша снова подходит к окну.

Он старательно отводит глаза от ищущего взгляда Татьяны. Напрасно. Татьяна встает со стула, подходит к Андрюше и берет его за плечи.

– Что ты хочешь сказать?

– Вижу, что не помнишь. Извини, что заставляю это пережить снова, но это необходимо.

Андрюша касается виска Татьяны…

Как же жарко… Раскаленный металл капает на кожу… Она в клетке и эта клетка сжимается… Эта клетка горит… Тело – один сплошной комок боли… За всполохами огня видны люди…

– Боже… об одном прошу… дай снова увидеть Сережу… Милостивый Боже… не оставь…

Татьяна отшатывается от Андрюши. Отшатывается резко, так, что капли внезапно выступившего пота повисают на ресницах. Сердце бухает в груди так, как может стучать загулявший отец семейства, которого не пускают домой. Перед глазами всё ещё полыхают языки пламени…

– И… И что? – срывающимся голосом говорит Татьяна.

– А то, что наше время подходит к концу. Ты смогла увидеть Сергея, и твоя мольба была бы исполнена. Я упросил Всевышнего дать нам больше времени, но увы, оно заканчивается.

– И я…

– Ты уйдешь на время. Уйдешь на девять месяцев, а после снова вернешься. Вернешься к Сергею.

– Я снова провалюсь в кому?

– Нет, всё немного сложнее, – дух-хранитель запинается.

– Что же сложного?

– Ты как-то спросила – что я знаю о любви… – задумчиво произносит Андрюша. – Поверь мне – о любви я знаю очень много. Мы с духом-хранительницей Сергея идем рука об руку уже три тысячи лет. И ваши души идут рядом с нами. Вы умираете, возрождаетесь, встречаетесь и снова влюбляетесь друг в друга. Не думай, что это мы стараемся ради себя. Нет. Вы идеальная пара и это происходит из века в век.

– Ты сейчас… Этого не может быть. Это бред!

– А то, что ты со мной беседуешь – это не бред? Не волнуйся. Девять месяцев пролетит незаметно. Правда, после рождения ты ничего не будешь помнить, но так лучше для тебя самой. Груз прошлых прожитых жизней тянет назад, а человечество живет только благодаря развитию.  Вы снова встретитесь с Сергеем. И проживете новую, очень долгую жизнь.

– Но как же так… – на глаза Татьяны наворачиваются слезы. – После всего… происшедшего я должна уйти?

– Да, люди всегда уходят, чтобы вернуться в будущем, обновленными. Люди не всегда находят свои пары, а вот вы… Вы всегда идете вместе. Как и мы…

– Скажи, а почему я сейчас могу касаться Сережи?

– Сейчас он уже воспринимает тебя не как ту Татьяну, которую любил. Сейчас он уже видит в тебе ещё и Светлану. И это ограничивает его эмоции. Поэтому вы можете не только обниматься…

– Сколько у меня есть времени?

– До полуночи.

– Как в сказке про Золушку, – грустно усмехается Татьяна.

– Вам больше подходит другая сказка, – в тон отвечает Андрюша. – Используй это время по максимуму. Со Светланой я договорюсь. А сейчас… Сейчас прощай. Я не хочу надоедать в последние часы. Мы ещё увидимся, и знай – я всегда буду рядом.

 – Подожди, не уходи! А как же мне быть? – Татьяна кидается к духу-хранителю, но руки проходят сквозь его тело.

– Слушай свое сердце, оно подскажет! – улыбается Андрюша.

– Спасибо тебе за всё. У меня самый лучший ангел-хранитель! – утирает слезинку Татьяна.

Белокурый мужчина поднимает вверх большой палец, подмигивает девушке и отступает ещё на шаг. Андрюша тает, словно его стирают архивной кистью фотошопа. Он исчезает и оставляет Татьяну наедине со своими мыслями. Девушка садится на стул, из сумочки достает салфетку и аккуратно стирает слезы. Сережка не должен увидеть её такой…



Алексей Калинин

Отредактировано: 19.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: