Картины нашей жизни

Размер шрифта: - +

2 глава

2 глава

Молодая женщина в теплом осеннем пальто зашла в кафе и бросила взгляд на часы на стене: 11:48. Тома огляделась, нашла свободный столик у окна и, сняв верхнюю одежду, присела в ожидании остальных. Туся, как правило, приходила минута в минуту. Ей несложно было рассчитать время, так как жила она всего лишь в нескольких остановках метро – в спальном районе. Лана всегда опаздывала, несмотря на то, что жила ближе, чем подруги. И совсем не «парилась» по этому поводу. Тома и Туся каждый раз прощали ее, посмеиваясь: «Опять двенадцать часов подушку давила?»

Подруги встречались в этом кафе уже лет восемь, с тех пор, как Тома и Лана познакомились с Тусей. Его они выбрали не только по территориальному признаку, здесь было чисто и по-домашнему уютно, а еда вкусная и недорогая. В меню значились разнообразные первые блюда, мясное и рыбное ассорти, три вида гарнира, овощные салаты, горячие и холодные напитки и десерты на любой вкус. В дневное время народу в кафе было немного.

Туся подошла к столику без одной минуты двенадцать.

- Привет! – улыбнулась она Томе. – Дождемся нашу копушу или закажем без нее?

- Давай подождем, если не торопишься.

- Сегодня ничего срочного: муж работает за компьютером, дети – в школе, - ответила Туся, устраиваясь напротив подруги.

Тома понимающе кивнула.

- Как твоя книга? – поинтересовалась она.

- Пишу, к концу месяца, думаю, закончу. К сожалению, сейчас, по-моему, с большим энтузиазмом читают детективы и триллеры.

Туся заметила изменившееся лицо подруги.

- Мне триллер ночами снится, - нахмурилась Тамара.

- Опять страшный сон? – посочувствовала Наталья.

- Лучше не напоминай. Восемь лет прошло, а забыть не удается.

- Я тоже иногда вспоминаю тот кошмар.

В этот момент женщины услышали знакомый звонкий и громкий голос третьей подруги. Лана буквально впорхнула в зал кафе, притягивая взгляды мужчин и женщин. Высокая, длинноногая, с роскошной гривой крашеных волос.

С самого приезда в Москву внешний вид Ланы претерпел кардинальные изменения. Натуральный светло-русый цвет волос превратился в пепельный, прозрачно-серые глаза казались значительно больше от умелого макияжа. Ему девушка научилась еще в школе в седьмом классе, в то время как другие ученицы корпели над задачами и англо-русским словарем. Изогнутые, нарисованные у хорошего мастера брови. Яркая помада вкупе с карандашом для губ делала их визуально крупнее. Довершали образ длинные накладные ногти всегда ярких оттенков. Равнодушным ее внешность не оставляла никого. Сама девушка давно привыкла к оценивающим и завистливым взглядам.

Сбросив с плеч кожаную с меховым воротником дубленку, Лана повесила ее на вешалку, стоящую у каждого столика, и обратилась к подругам:

- У кого какие планы на вечер? Предлагаю завалиться в ночной клуб. Новый папик оплатит.

- Как же он тебя одну отпускает? – удивленно приподняла брови Туся.

Лана равнодушно пожала плечами:

- Он уверен, что я никуда не денусь. Да и мне с ним неплохо: квартиру снял, автомобиль пообещал, брюликов накупил.

- Где же твой новый благоверный трудится? – подключилась к обсуждению Тамара.

- В автосалоне! Директором! – Лана воскликнула это с такой гордостью, будто сама его туда и устроила.

- Приезжает пару раз в неделю, иногда на выходные остается. Жене врет о совещаниях и командировках. – Лана согнула указательный и средний пальцы, изобразив кавычки.

- Не надоела тебе такая жизнь? Замуж пора, детей рожать.

- Не-е-е-т, - протяжно, нараспев проговорила девушка. – Это не для меня. Стирка, глажка, готовка, магазины, еще и работать придется! Все богатенькие буратинки окольцованы, а нищету плодить нет желания.

Тома и Туся сочувственно переглянулись.

- Светик, Светик, тебя не исправить.

Подруги взяли подносы и выбрали каждая на свой вкус: Туся – куриный суп с вермишелью, капустный салат и фруктовый десерт, Тамара остановилась на куриной ножке с гарниром и соком, Лана выбрала самое дорогое рыбное блюдо и десерт. За фигурой она особо не следила, полагаясь на благоприятную наследственность.

- Так что по поводу тусовки, - напомнила Светлана, расплачиваясь кредитной картой и усаживаясь на свое место.

- Это ты у нас птичка свободная и независимая, - Тамара вздохнула. – У меня завтра с утра ученики, а Туся вышла из возраста тусовок.

Наталья (Туся) - симпатичная молодая женщина, выглядела максимум на двадцать пять. Каштановые, немного поредевшие после рождения двух детей волосы средней длины, аккуратно подстриженные ногти, покрытые прозрачным лаком, живые, с огоньком серые глаза и едва заметные морщинки на лбу. Женщина потеряла обоих родителей одного за другим вследствие болезни, дала себе погоревать полгода и вернулась в активную жизнь: школа, детский сад, работа, дом.

Ее оптимизм восхищал Тамару. Сама она с рождения не считалась веселым, беззаботным ребенком. Всегда серьезная, задумчивая, как будто решала мировые проблемы всего человечества. «Улыбнись!» - настойчиво просила ее мама. Томочка изображала подобие улыбки, оскалив мелкие молочные зубы, возвращалась в свою комнату и вновь превращалась в унылого буку.

-Эх, девчонки! Рано вы замуж повыскакивали! – совершенно искренне жалела подруг Лана, окинув взглядом помещение кафе.

- А я бы не отказалась владеть чем-то подобным. Кое-что я бы, конечно, изменила. – Она мечтательно закатила безупречно накрашенные глаза. – Шторки повесить, стены покрасить в яркие цвета и блюда придумать поизысканней.

Светлана говорила громко, эмоционально, не обращая внимания на окружающих. Посетители посмеивались или недовольно косились на их столик, работники кафе испуганно переглядывались, представляя перспективу такого шумного, крикливого начальника, как эта высокая, молодая женщина с кукольным лицом.



Таша Брагина

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться