Картины нашей жизни

Размер шрифта: - +

13 глава

13 глава

Женщины быстрым шагом дошли от автобусной остановки до больницы.

- К кому зайдем сначала? – спросила Наталья, открывая массивную дверь травматологического отделения.

- Никогда не задумывалась, насколько непредсказуема бывает жизнь, - невесело заметила Тома. – Два дорогих мне человека в одно и то же время попали в одну больницу, в одно отделение.

- Дорогих?.. – Туся удивленно взглянула на подругу.

Тамара не заметила оговорки, но от слов отпираться не стала.

- Ты простила Глеба? – не отставала подруга.

- Давай не будем сейчас обсуждать эту тему. Первой мы навестим Лану. Врач предупредил – состояние средней тяжести: сотрясение мозга, сложный перелом ноги, вывих плеча, гематомы и ссадины на лице.

 

Лана лежала на спине, глядя в потолок. Одна нога висела на вытяжке, закованная в гипс, на лице живого места не было, голова перебинтована, шею обхватывал медицинский корсет. Даже в таком состоянии Лана напоминала куклу, только сломанную. Бледная, без прически и макияжа, беспомощная и подавленная. Так странно было видеть ее молчаливой, не размахивающей руками, в унылом, депрессивном настроении. Подруги попытались ее приободрить:

- Неплохо выглядишь. В натуральном виде ты очень даже ничего.

Лана не улыбнулась, только пробурчала:

- Чувствую себя пугалом. Мною сейчас только ворон пугать.

- Чувство юмора не утратила, значит, не все потеряно.

- Еще как потеряно. Все ужасно! – девушка поморщилась от боли. – Сколько здесь проваляюсь, когда встану на ноги и встану ли вообще, что с лицом?! Врач «обрадовал»: в лучшем случае останусь хромой. Просто зашибись!

Лана закрыла глаза, и подруги в данный момент сочли за лучшее уйти.

- Мы завтра заглянем, - пообещали они.

Лана не ответила, опять уставившись в потолок.

- Как думаешь, - обратилась Тома к подруге, закрывая дверь палаты, - долго она здесь пробудет?

- С ее-то темпераментом и жизнелюбием… Уверена - скоро танцевать будет.

- Поддерживаю, - согласилась Тамара, улыбнувшись, - наша Ланочка ни в воде не тонет, ни в огне не горит.

Немного успокоившись, повидав подругу, Тамара обратилась к Тусе:

- В какой палате лежит Глеб? – голос ее стал напряженным и взволнованным.

- В другой стороне, - махнула рукой Наталья, - в мужском отделении. Ты зайдешь?

Тома стояла на месте, раздумывая.

- Я пока не готова его увидеть. Подожду тебя здесь.

Наталья постучала и, не услышав ответа, приоткрыла дверь. В четырехместной палате находилось двое мужчин. Один из них спал, укрывшись одеялом, другим оказался Глеб. Его койка стояла у окна. Остальные две пока пустовали, аккуратно заправленные в ожидании новых пациентов. Глеб полулежал на подушке. При звуке открывающейся двери мужчина повернул голову и, увидев знакомое лицо, попытался улыбнуться. С переломом челюсти сделать это оказалось практически невозможно. По поднятым уголкам губ Туся поняла, что он ей рад. Жестом Глеб пригласил Наталью пройти и сесть рядом. Говорил мужчина тихо, с полуоткрытым ртом. Женщина присела на краешек стула у окна, положила сумочку на колени и сочувственно поинтересовалась:

- Как здоровье, настроение?

- По сравнению с умирающим, неплохо, - процедил Глеб, пытаясь шутить.

- Вот и Лана шутит. Ты, кстати, знаешь, что она тоже лежит здесь, в «травме»?

Мужчина осторожно кивнул. Осуществлять головой полноценные движения ему пока было сложно. Давало знать сотрясение, полученное при падении. А металлический штырь, вставленный врачами для фиксации сломанной челюсти, усиливал и без того болезненные ощущения.

- Я к ней заходил. Проходил мимо сестринского поста, услышал знакомую фамилию, уточнил имя. Ее вчера привезли. Состояние средней тяжести. Врач сказал – ей относительно повезло, повреждения могли быть намного тяжелее. Но она в своем репертуаре: недовольна палатой, соседями, от своего лица в ужасе. – Глеб махнул рукой. – Такие нигде не пропадут и в обиду себя не дадут. Увидишь - через неделю встанет и убежит отсюда. – Глеб поднялся повыше, устроился поудобнее, насколько это было возможно в больничной кровати, и задал мучивший его вопрос:

- Тома знает, что я здесь?

- Да, она приехала со мной. – Туся кивнула головой в сторону двери. – Но зайти не решилась. Ей нужно время, чтобы все случившееся уложить в голове и успокоиться.

- Мы сегодня пообщались с Ланой. Она метала в меня гром и молнии. Пригрозила: как только встанет – сделает из меня отбивную. – Глеб снова попытался улыбнуться, но вместо этого сморщился от боли.

- На тебе и так живого места нет, – произнесла Наталья с искренней жалостью. И добавила. - Значит, она все тебе рассказала?

- Ты знаешь, я даже рад, что все это со мной случилось. Мне стало легче. Как будто своей физической болью я искупил душевную боль Тамары. - Глеб вздохнул. Туся обратила внимание на его повлажневшие глаза и дрожащие губы.

- Я еще мало получил. Я слышал про бумеранг, про то, что все совершённое нами, рано или поздно возвращается к нам. Со времени случившегося с Тамарой ни капли спиртного в рот не беру.

- Тома простит, - успокаивала Туся. – Она никогда не была злопамятной. И очень переживает за тебя. Кстати, уже начала бракоразводный процесс.

- Я приму любое ее решение, но надеюсь – оно окажется в мою пользу. Я подожду столько, сколько ей будет нужно, и рук не опущу.

Время посещений закончилось. Приободренный мужчина изобразил подобие улыбки и проводил женщину к выходу из палаты. Метрах в трех от его двери стояла Тамара, нервно перебирая ремешок сумочки. В сердце кольнуло. Хотелось подойти к ней, обнять, встать на колени и вымаливать прощение. Но Глеб не двинулся, только стоял и смотрел на нее, вспоминая все то, что они пережили вместе за недолгие, но счастливые мгновения.



Таша Брагина

Отредактировано: 13.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться