Карточный Император

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 21

…Моё тело как будто плавало в густом сером киселе. И это было неправильно. Ведь кисель должен быть малиновым или бордовым, но никак не серым! С минуту размышляя о странном киселе, я осознала, что неправильным здесь является не только это. Человек не может дышать, находясь в киселе! А я вот дышу себе спокойно. Или не дышу?

Продолжая плыть по течению, равнодушно прикидывала: так всё-таки дышу или нет? Ответ на этот вопрос никак не хотел возникать. Когда я попыталась поднять руку, чтобы проверить своё дыхание, у меня ничего не вышло. Управлять своим телом я не могла. Странно. И кисель этот – странный.

И вот плыву я, и плыву, долго плыву. А может и недолго – в отличие от меня часы в киселе не плавали. Надо мной начинает вырисовываться чьё-то лицо, но сквозь густую серую массу его обладателя невозможно рассмотреть. Он (или она) пытается что-то сказать мне, но коварный кисель пробрался даже внутрь моих ушей, и я остаюсь в неведении.

***

Чувствую себя неимоверно слабой и побитой, словно кто-то собирался сделать из меня отбивную, но до сковороды ещё не донёс. Глаза открываются с большим усилием. Осмотрев помещение, понимаю, что нахожусь в комнате Императора и я тут одна. Одинокая лампа слабо освещает комнату, шторы завешены и какое сейчас время суток понять невозможно. Ситуация кажется знакомой, словно подобное уже со мной случалось. Из последних воспоминаний – резкая боль в животе, мой крик о помощи и провал в темноту. А перед этим, кажется выпила фиолетовый сок. Вот правильно мама говорила – не сунь в рот всякую гадость. Нет, он был вкусным, но вероятно не стоило доверять напитку с таким экзотическим цветом.

В спальню заглянул Император. Встретив мой взгляд, недоверчиво замер.

- Арина? Ты очнулась? – неверяще спросил он.

Жутко захотелось съязвить, ответив: «А вы надеялись, что помру?», но хрип, вырвавшийся из моего горла, был единственным моим ответом. 

Лиамарон в один миг приблизился ко мне и напоил водой – сама я была не в состоянии это сделать.

- Вы когда-нибудь добьете меня окончательно или нет? – ехидным шепотом поинтересовалась я. – Вторая попытка, а результата никакого.

 Император слабо улыбнулся, но по-прежнему остался серьёзным.

- Если бы я хотел убить тебя, то сделал бы это быстро и почти безболезненно, - «обрадовал» он. – Это была Шиатэль. Она использовала древний рецепт яда, передаваемый из поколения в поколение в её роду. Яд редкий, магией не определяется, поэтому охранник, проверив поднос с едой смело пропустил горничную в твои покои. Нужно было сразу упечь её в темницу! – яростно воскликнул кагар, стукнув кулаком об стену. От его резкого движения, я вздрогнула. Он заметил и сразу же извинился.  

- Но как яд попал в мою еду? И там был только сок, - продолжила я выяснять подробности.

- Сговор с прислугой. Очередная горничная купилась на обещания Шиатэль, что, когда та станет Императрицей, её определят во фрейлины. Плюс у Шиатэль имелись сведения для шантажа. Девчонке было всего пятнадцать, - пояснил Император. – Поднос с едой был убран после того, как стало ясно, что ты нескоро вернёшься.  

Горничную стало жалко. Правда, ненадолго. В конце концов, она пыталась убить меня.

- Но как вы узнали, что это именно Шиатэль? Опять догадки или горничная сама призналась?

Лиамарон нахмурилась, но ответил:

- Нет. В этом нам помогли. - Он сделал паузу и нехотя продолжил: - Грызупки.

- Кто? Серьёзно? – Его заявление повергло меня в шок. Неужели грызупки умнее главного дознавателя?

- Ари, может прекратим этот разговор? Тебе нужно отдыхать и восстанавливать здоровье, - Лиамарон пошёл на попятную, намереваясь увильнуть от ответа. Но я предоставлять такую возможность ему не собиралась. Любопытно, знаете ли, услышать подробности собственного почти убийства.

- Ладно, расскажу, если не будешь перебивать, - сдался он под моим настойчивым взглядом. – Итак, начну сначала. Шиатэль, узнав о предстоящей помолвке, пришла в ярость – её план по завоеванию трона Императрицы вот-вот грозился превратиться в несбыточную мечту. Она не смогла смириться с поражением и решила избиваться от тебя. Семейный яд у неё был припрятан давно, так сказать на всякий случай. Завербовав горничную, она со спокойной душой уселась ждать результатов. После того как ты выпила отравленный сок, на твой крик прибежал охранник. Он вызвал меня и лорда Гонрина. Целитель смог определить, что если ты не получишь специальный антидот (в этом и была эксклюзивность яда – обычный нейтрализатор его не обезвреживал), то через час умрёшь. Этим вся помощь лорда Гонрина и ограничилась – яд редкий, рецепт известен только роду Шиатэль, но об этом мы никак не могли знать. Пока я в отчаянии метался по комнате, а затем от бессильной ярости кидался на охранника, стало известно, что одна из горничных умерла от такого же яда – Шиатэль убрала единственную свидетельницу. Граст также не смог найти организатора покушения – сговор, как выяснилось позже, состоялся в саду, где полномочия духа-хранителя ограничены. Все были в панике – ты умирала прямо на наших глазах. Однако неожиданно в твоей спальне появились грызупки. Я приказал их выгнать, но лорд Гонрин вовремя вспомнил, что в результате мутации у этих зверей развился острый нюх. Мы не стали им мешать, а последовали за ними, когда они взяли след. Они привели нас прямо к Шиатэль. Мерзавка не захотела признаться по-хорошему и мне пришлось применить заклятие «Правдивого чувства». Антидот был найден в её комнате.



Эрика Шторм

Отредактировано: 28.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться